Предмет, метод и объект науки истории права

Понятие о науке истории русского права выводится из трех отдельных признаков, входящих в него, а именно из понятий: а) о праве как совокупности обязательных норм, определяющих отношения государственные и частные; б) об истории как прогрессивном движении явлений от форм простых к более сложным и совершенным: в) о нации как части человеческого рода, воспроизводящей в себе общечеловеческие законы развития в формах особенных (оригинальных).

Итак, история русского права есть наука, излагающая прогрессивное развитие юридических норм в жизни русского народа.

Предмет науки

Предмет истории русского права определяется первым из указанных признаков, т.е. понятием о праве. Прежде эта наука именовалась историей законодательства и в соответствии с этим излагала лишь сведения о законодательных памятниках прошлых времен. Теперь же в содержание ее входит изложение не только норм, установленных в законе, но и существовавших помимо закона (в обычном праве). Предметом истории права должны быть в одинаковой мере как нормы государственного права (государственного устройства, управления и законодательства), так и частного права, а также нормы, сохраняющие и то и другое (уголовное право и процесс). Взаимная связь норм государственного и частного права может быть уяснена только путем исторического изучения.

Метод

Изучение права может осуществляться тремя методами: догматическим, философским и историческим. До XVIII в. (приблизительно) господствовал догматический метод изучения преимущественно римского права (как действующего) в Западной Европе; в России до XVIII в. это было практическое изучение в приказах существующих указов и Уложения царя Алексея Михайловича, иногда присоединялось к этому некоторое знакомство с иноземными кодексами (Литовским статутом); и в XVIII в. почти такое же изучение права продолжалось у нас в институте коллежских юнкеров и в школе при сенате. Разнообразие и несовершенства действующих кодексов привели к мысли о возможности установить лучшие правовые нормы а priori (путем философских построений), что и выразилось в попытках обосновать так называемое “естественное право”, общее для всех времен и народов. Это направление принесло большую пользу (способствовало улучшению права), но и значительный вред (внушив мысль о возможности произвольно устрашать правовую жизнь посредством новых законов). В России философское изучение права велось в Академии наук и в Московском университете; практически европейское философское направление отразилось в реформах Петра I (под влиянием Лейбница), Екатерины II и Александра I. После переворота XVIII в. и разочарования, постигшего европейское общество в первой четверти XIX в., нельзя уже было признать истинным выражением права ни законы действующие, ни право философски построенное; оставалось признать таким право исторически данное (т.е. выразившееся в целой истории какого-либо народа). Тогда в Германии возникала историческая школа правоведения (Савиньи и др.), утверждавшая, что единственно истинный метод изучения права есть исторический. Это подвинуло вперед науку права, и вместе с тем благоприятно отразилось на развитии законодательства. Но крайности исторической школы привели к реакционному направлению, т.е. к стремлению возвратить формы права, уже прожитые исторически, и к предпочтению национальных, хотя бы и несовершенных, форм права всяким другим.

Современное изучение права старается дать надлежащее место всем трем указанным методам как в отдельных науках (догматике, философии и истории права), так и в приемах изучения каждой науки.

Для избежания крайностей исторической школы история права не должна забывать закона сходства явлений у разных народов – сходства, объясняемого единством психологических и физических законов природы человека. Этим определяется возможность заимствований правовых норм одним народом у другого; для заимствования, впрочем, существуют очень тесные условия, именно требование уподобляемости заимствуемых норм (т.е. непротиворечив их другим существенным чертам действующего права). Из закона сходства явлений возникает необходимость историко-сравнительного метода в изучении права. При изучении всеобщей истории права главная цель такого изучения есть вывод сходных черт, при изучении права национального – вывод не только сходств, но и различий, составляющих национальные особенности.

Объем науки

Объем нашей науки определяется третьим из указанных признаков. Она есть история русского национального права (а не история права русского государства). Хотя русское государство – по преимуществу национальное, оно не распространяется на всю русскую нацию и включает в себя нерусские национальности. Отсюда:

а) История русского права должна включать в себя историю права таких русских областей, которые не входили н не входят в состав русского государства (такова одна из важнейших древнерусских земель – Галиция). Необходимо включить в состав нашей науки историю литовско-русского права как связующее звено между древним правом (1-го периода) и периодом империи[1].

б) История права нерусских народов, входящих в состав русского государства, не входит в историю русского права; например, право остзейское, финляндское (шведское), польское, право армян, грузин, права мусульманских народов и др.

в) Быт донациональный (доисторический) не должен входить в истории национального права; это быт скифов, сарматов и других народов, населявших Восточную Европу до образования русской нации или по крайней мере непосредственных ее элементов (славянских племен).

г) В каком отношении стоит история национального русского права находится к истории права славянского? Существование славянского права как целого (а не только как группы законодательств отдельных славянских народов) не может подлежать сомнению, подобно тому как не подвергается сомнению бытие права немецкого, несмотря на постоянную государственную разъединенность немецкого народа. Действительно, в начале истории общность языка, быта и юридических норм у всех славян известна и отмечена уже нашим первым летописцем. “Бе един язык словенеск”, – говорит он, причем слово “язык” употребляет в смысле нации. В частности, отношение русской нации к славянской народности определяется у него так: “А словснск язык и рускый – один… аще и поляне звахутся, но словеньская речь бе… язык словеньский бе им един”.

В силу этого в начальный период истории русского права нужно признать его тождественным с правом общеславянским; факты, сообщаемые источниками о праве других славянских народов в ту эпоху, могут быть безошибочно приписаны русскому. Но затем (с XII и XIII вв.) славянские племена, вследствие своей исторической судьбы, надолго разошлись и обособились в отдельные народные группы, так что во 2-й период единство права между ними уже ослабляется, и тогда приведение фактов из истории других славянских народов будет для русского права уже только аналогией, хотя и ближайшей. В новейшее времена (с XVIII в.) начинается вторичное (сознательное) стремление к единству славянского права, воссозданию которого более всего может помочь именно наука (Maciejowski. Historya prawodawstw slowianskich)[2].


[1] Ввиду учебной цели настоящего издания мы не можем включить в него историю литовско-русского права.

[2] См. дополн. А.

error: Content is protected !!