Существо юридической сделки и ее виды

В общежитии сделка не имеет определенного юридического значения; однако чаще всего под сделкой разумеется договор или вообще какое-либо соглашение. Но мы будем употреблять это слово в более обширном и определенном смысле, разумея под юридической сделкой всякое юридическое действие, направленное к изменению существующих юридических отношений. Таким образом, под наше понятие о сделке подходит не только договор, соглашение, но, например, и духовное завещание, так что наше выражение «юридическая сделка» то же, что латинское negotium juris, что французское negoce de droit, что немецкое Rechtsgeschäft[1]. Для сделки существенны только два условия: 1) чтобы юридическое действие произвело изменение в существующих юридических отношениях: изменение может состоять в установлении какого-либо права, прежде не существовавшего, или в переходе права от одного лица к другому, или в прекращении права; 2) чтобы юридическое действие было направлено к изменению существующих юридических отношений, предпринято с целью произвести это изменение; а действие, не направленное к тому, не подходит под понятие сделки. Например, сюда не подходит нарушение права, хотя оно и составляет юридическое действие и производит изменение в существующих юридических отношениях: цель нарушения права иная, а потому и существо сделки отлично от юридического действия, составляющего нарушение права.

По различным отношениям юридические сделки можно разделять на различные виды; так, можно различать сделки односторонние и двусторонние или вообще многосторонние. Сделки односторонние предполагают юридическое действие, направленное к изменению существующих юридических отношений и совершаемое одним лицом. Например, духовное завещание, отречение от наследства, принятие наследства – сделки односторонние[2]. Сделки многосторонние предполагают действие двух или нескольких лиц для изменения существующих юридических отношений. Например, все договоры – сделки многосторонние.

Другое деление сделок – это деление их на сделки возмездные и безвозмездные (чаще употребляется «безмездные». – Сост.). Сделки возмездные – те, в которых юридическое действие совершается за эквивалент, т. е. действию одной стороны соответствует действие другой, равносильное первому, почему и называется эквивалентом. Сделки безвозмездные не представляют эквивалента. Деление сделок на возмездные и безвозмездные не совпадает с делением на односторонние и многосторонние. Сделка может быть и многосторонней, но безвозмездной или возмездной, например, дарение и купля-продажа – сделки многосторонние, но дарение – сделка безвозмездная, тогда как купля-продажа возмездная сделка. Справедливо только то, что сделки односторонние всегда безвозмездны, а сделки возмездные всегда сделки многосторонние, так что деление сделок на возмездные и безвозмездные относится лишь к сделкам многосторонним. Большая часть сделок, совершаемых в юридическом быту, принадлежит к сделкам возмездным; безвозмездные же сделки встречаются гораздо реже; их даже можно считать как бы исключениями в области права: передвижение прав совершается обыкновенно не иначе как с тем, чтобы одно право заступило место другого; безвозмездное же отчуждение права представляется чем-то особенным, как бы исключительным. И в этом не следует видеть эгоизма людей: самое правильное положение человека то, что он своими трудами снискивает себе средства к существованию; экономия же природы устроена так, что отдельное лицо может снискать достаточно средств только для себя и немногих еще лиц – своего семейства, так что ему не приходится расточать плоды своих трудов. Каждое отдельное лицо нуждается в силах других лиц; но зато и само должно предоставлять им свои силы: только при взаимности услуг, только при мене имущественных средств возможно равновесие между потребностями и средствами к их удовлетворению. Таким образом, возмездность сделок представляется чем-то нормальным. Эквивалент прежде всего – понятие экономическое, а не юридическое, и потому может казаться странным, что мы основываем на нем деление сделок. Но как условие действия, эквивалент получает юридическое значение, и мы вправе основать на нем деление сделок: отсутствие вознаграждения при сделке имеет такое влияние на право участников, необходимость вознаграждения – иное. Например, я дарю вещь другому лицу: я передаю ее, и никакое действие лица одаряемого в мою пользу не составляет условия моего действия. Но, например, я продаю вещь: получение продажной цены составляет условие моего отчуждения, а не получая цены, я не отчуждаю вещь, не передаю ее или и передаю, но все-таки имею в виду впоследствии получить эквивалент.

Наконец, подобно юридическим действиям вообще, и сделки могут быть разделены на законные и незаконные. Собственно, только законные сделки можно назвать сделками, ибо сделки незаконные не считаются действительными, следовательно и существующими. Но ничтожество поражает эти сделки только при соприкосновении их с общественной властью, а независимо от того они существуют точно так же, как и сделки законные, и встречаются нередко в действительности. Таковы, например, сделки, заключаемые содержательницами непотребных домов с потерянными женщинами. Но под сделками законными разумеются не только сделки, основывающиеся на прямом определении положительного законодательства, на той или другой статье Свода законов, но также и сделки, только не противные законодательству. Сообразно этому под сделками незаконными разумеются сделки противозаконные, т. е. прямо запрещенные или только противные безусловным определениям положительного законодательства.


[1] Вследствие того что сделки определяют не один какой-либо род юридических отношений, а отношения самые разнообразные, наше положительное законодательство не представляет особого отдела о юридических сделках, и все учение о них приходится основывать на определениях законодательства об отдельных видах сделки, в особенности на определениях о договорах. Это не упрек законодательству: его задача – установить начала для ряда отдельных случаев, и достаточно, если оно определит отдельно самостоятельные группы юридических отношений, а не дело положительного законодательства устанавливать общие понятия, которые приводили бы к единству отдельные определения о разнородных юридических сделках. Но наука гражданского права не может обойтись без учения о сделках: между существенными чертами различных сделок есть много общего, а задача науки – возводить отдельные явления к единству, ибо тогда только уразумеваются их существо, сходство и взаимные отношения.

[2] В этом заключается слабая сторона нашего термина; «сделка» предполагает участие нескольких лиц, ибо слово «сделка» есть сокращенное от «соделка». Но за неимением более удачного термина мы принуждены разуметь под сделкой и действие одного лица.

error: Content is protected !!