Организация вотчинно-ипотечного оборота в Германии в ср. века. Aeltere Satzung

I. 1. Aeltere Satzung, несомненно, институт древний и всецело носит печать натурального строя хозяйства и примитивного правовоззрения. Это подтверждается всем строением ее. Она происходит, как утверждают некоторые[1], из той глубокой древности, когда земля еще не была отчуждаема и когда собственник распоряжался только пользованием земли, которое было основой и реального кредита. В мою задачу, однако, не входит исследование развития института в средние века, а лишь изображение его накануне рецепции римского права[2]. Сначала aeltere Satzung была общей и единственной формой реального кредита. Позднее она удержалась главным образом только в провинции. В городах же она была, по общему правилу, вытеснена neuere Satzung.

2. Aeltere Satzung поля по правилу устанавливалась на 3 года, точнее на 3 посева; залог огорода, сада, луга – до первого сбора плодов[3]: этот срок как минимальный связывал должника в интересе кредитора[4]. Обычный минимальный трехлетний срок при трехпольном хозяйстве был как нельзя более выгодным для обеих сторон. Кредитор мог в такой период извлечь для себя вполне достаточную выгоду в вознаграждение за лишение капитала[5]. А должник в полном хозяйственном обороте мог достаточным образом использовать кредит, если он употреблен на производительные цели, и легче мог скопить платежную сумму, если кредит был потребительный. Вот почему трехлетний срок не только был законным minimum и применимым всюду, где стороны открыто не установили иного срока по договору, но, обыкновенно, и в договорах устанавливался он же[6]. Максимального предела срокам закон не ставит, так что отношение могло затянуться на долгое время, раз только должник не пользуется по истечении 3 лет принадлежащим исключительно ему правом востребования[7]. По договору сроки устанавливались, конечно, произвольные. Впрочем, и обычный минимальный трехлетний срок встречается не во всех правах. Можно думать, что в некоторых правах он уступил договорному сроку, более гибкому и более подходящему к условиям городской жизни, где трехпольное хозяйство играло меньшую роль в экономическом обороте. По крайней мере, некоторые городские права знают востребования по полугодиям и даже четвертям года[8].

3. Сущность правоотношения aeltere Satzung состоит в общем в том, что установитель Satzung получает наперед известную сумму денег, а приобретатель Satzung получает иногда временное пользование недвижимостью, иногда же, сверх того, еще условное право собственности на самую субстанцию недвижимости. Развития заслуживает, конечно, отношение к недвижимости.

а) Кредитор получает заложенное имение в пользование[9]. При этом пользовании кредитор нередко имел широкие полномочия[10]. Он мог вести улучшенную систему хозяйства[11]. И едва ли он мог быть учтен в хищническом ведении хозяйства[12].

Иногда кредитор обращал весь доход с имения на место одних только процентов с капитала, им ссуженного, невзирая на соотношение размера капитала и размера доходов с имения[13]. Тогда залог называли Pfandschaft (в противоположность Todtpfand, Todsate, амортизационному, при котором имение было способно погасить лежащее на нем бремя из своих продуктивных сил)[14]. Этот вид залога был особенно распространен в глубокую старину. Позднее он преследовался, особенно церковной властью, и карался как преступление. Но и в эпоху преследования он, очевидно, все же практиковался, хотя, может быть, и реже, чем прежде[15].

Иногда же весь доход поступает в виде процентов с капитала лишь при том условии, что ссуда равна цене заложенного имения[16]. Конечно, это уже смягчение суровых отношений первого типа. Но это все еще Pfandschaft.

Иногда кредитор получает точно определенный процент, но все же он держит имение в своем пользовании[17]. В этом случае открывалось широкое поле договорным отношениям. Договор должен был определить высоту процентов, способ покрытия процентов из дохода имения, случаи, когда дохода почему-либо недостаточно на покрытие процентов, а особенно случаи, когда доход превышает проценты. Излишек мог выплачиваться должнику; или он мог быть употреблен на погашение требования. Излишек мог третироваться неодинаково в зависимости от того, получен ли он от обыкновенной хозяйственной деятельности, или от особых индивидуальных забот и дарований кредитора и т.д. В этих случаях было уже больше элемента Todtpfand. Однако и тут на деле было крайне трудно добиться безобидного для сторон отношения. Слишком деликатен вопрос об объективном доходе, о зачете его в проценты, об употреблении остатка на ту или другую цель. Чтобы оценить продукт, везде тут надо было прибегать или к легкой, но грубой мере раз навсегда установленной таксации, или к хлопотливой мере ad hoc наряжаемой экспертизы через посредство совместных и сведущих лиц и т.п. В конце концов, добиться “амортизированного залога” недвижимости было почти невозможно[18]. Потому aeltere Satzung является формой, крайне благоприятствующей хищническому ростовщичеству. Власть недаром заботилась о том, чтобы к этому институту граждане не обращались “ane alle Noturfft”[19]. Уже по этому одному она должна была бы уступить со временем место более тонкой организации neuere Satzung или Bentenkauf везде там, где это становилось возможным благодаря укреплению правового порядка и росту капиталов.

4. Но, кроме полного и бесконтрольного хозяйствования, кредитор получал при aeltere Satzung такое же полное юридическое господство на заложенное имение. Именно – он получал rechte Gewere[20]. Во внешних отношениях к третьим лицам он за все время кредитного отношения выступал как наиболее близкий к недвижимости субъект, и право его пользовалось абсолютной защитой[21]. В отношении к должнику он был прежде всего связан личной обязанностью вернуть имение по удовлетворении[22]. Но сверх того у должника все это время оставалось и отвлеченное право собственности на недвижимость; у него только не оставалось на вещь никакой Gewere и потому, кажется, никакой абсолютной защиты против третьих лиц[23]. Близость кредитора к недвижимости, данная с Gewere, была так значительна, что там, где чистая Satzung комбинировалась с условным отчуждением субстанции недвижимости и где стороны устанавливали точный срок для размена капитала и пользования недвижимостью, – с пропущением должником срока уплаты долга, кредитор становился прямо собственником, без каких-либо новых юридических действий с чьей-либо стороны[24]. Вот почему отношение при aeltere Satzung и третируется в источниках то как обмен имения за капитал[25], то как купля имения с правом выкупа его должником[26]; стороны называются продавцом и покупателем[27]; долг – Pfandschilling[28].

Вот почему и в литературе мы встречаем конструкцию aeltere Satzung как Kauf auf Wiederkauf, продажу с правом выкупа[29]. Однако в очерченном правоотношении нетрудно угадать развитую Франкеном комбинацию чистой Satzung со старейшей формой Proprietätspfand, именно Verfallpfand[30], ибо, с одной стороны, только вместе обе правовые фигуры давали кредитору столь широкие полномочия во время существования кредитного отношения и только при наличности обеих отношение завершалось поступлением недвижимости в окончательную собственность кредитора; а с другой – только при них должник мог до времени сохранить собственность на заложенную вещь.

5. Возникала aeltere Satzung путем Auflassung, по крайней мере по общему правилу[31]. Auflassung сопровождалась тут теми же мероприятиями, как в случае приобретения собственности[32], и теми же последствиями[33]. По некоторым правам aeltere Satzung возникала с записью в судебные книги[34]. Иногда же она возникала, по-видимому, даже по частной письменной сделке[35].

6. Прекращалась aeltere Satzung прежде всего с обоюдным восстановлением капитала и имущества. Востребование составляло исключительное право должника[36]. По общему правилу он был волен избрать момент погашения отношения, насколько право не ставило тут точных границ. Отношение не изменялось и установлением срока в виде dies a quo. Но определение срока в виде “dies ad quem”, имевшее место при комбинации чистой Satzung с Verfallpfang, изменяло отношение. Пропущение такого срока влекло утрату права выкупа. И кредитор ïpso jure становился собственником недвижимости[37]. О праве кредитора на востребование и в случае “dies ad quem” ничего не говорится в источниках; ему не принадлежало права на принудительное возвращение капитала[38]. Кредитор должен был довольствоваться тем, что он имеет. Todsate прекращалась путем возврата вещи должнику, за покрытием капитала из доходов имения[39].

7. Из сказанного ясно, что на одну вещь не могло быть более одной aeltere Satzung.

8. Satzung чистого вида была обменом капитала на пользование, а комбинируемое с ней отношение Verpfallpfand было условным отчуждением недвижимости; отсюда не только не было места при aeltere Satzung какому-либо долговому отношению, но aeltere Satzung не была вовсе специально кредитной правовой организацией; она служила делу кредита лишь косвенно и между прочим[40].


[1] Franken. Das französische Pfandrecht im Mittelalter. Berlin, 1879; Viollet, Précis de Phistoire du droit français. Paris, 1886.

[2] И здесь главным источником мне будет служить тот же “Codiсillus”. – Для ознакомления с развитием aeltere Satzung в средние века могу отослать читателя к Meibom. Das deutsche Pfandrecht. Marburg, 1867; Franken. Das franz. Pfr. im Mittelalter. Berlin, 1879; Mascher. Das deutsche Grundbuch. – u. H-Wesen. Berlin, 1869, стр. 49; конспект всего у Stobbe, II, 293 и след. и др.

[3] Сообщение из Parchim, Westphalen I, 2053; Sternberg. erd. I, 2063; Grabau, I, 2079, “Ausgesetzte und verpfändete Aecker sollen vor Lichtmessen, Die Wiesen aber vor Philiphi Jacobi, еingelöset werden”. Такая тесная связь института с трехпольной системой сельского хозяйства!

[4] Parchim, I, 2053: “…kann der Verpfaender in dreyen Jahren… den Acker nicht wieder bekommen, sondern muss dem Pfander denselben drey Sath gebrauchen lassen, nach Verfliessung dreyer Jahre mag der Verpfaender seinen Pfand-Schilling wieder erlegen, und seinen Acker zu sich nehmen…”; также Sternberg, I, 2063.

[5] Иногда эта выгода была действительно солидная: “Wegen Verpfaendung der liegenden Güther haben wir grossen Verdries, sonderlich mit den Bauern, dieselben, wenn sie einen armen Bürger in seiner Noth vor zwei, drey, fünf oder zehn Gulden leihen, wollen sie keine gebührliche Zinsen davor nehmen, sondern er muss ihnen so viel Acker dafür einhuen zu gebrauchen, davon sie zur ersten Sath mehr als ihr ausgeliehen Geld wieder bekommen können: durch solch unbillig Aussangen werden auch unsere arme Bürger so herunter be­raubet werden” (Teteraw, I, 2093).

[6] Sternberg, I, 2063.

[7] Brühl: “Der Pantner das Unterpfand so lange vor sein ausgeliehen Geld gebrauchet, bis er seines Pfandschillings wiederumb befriediget ist”.

[8] Friedland, I, 2075.

[9] “Bleibt das verpfaendete Guth mit allen darauff liegenden Bürden, und nieslichen Gebrauch den Pfandhaber”, Woldeck, I, 2072 и др.; “to bruckliken pande”, Stobbe, II 298. См. также выше цитату об эксплуатации бюргеров в Teteraw.

[10] Mascher, 50 и след.

[11] Franken. Das franz. Pfr. im Mittelalt. Berlin, особенно § 13.

[12]  По крайней мере, Polizei-Ordnung 1516 г. (Bärensprungsche Sammlung Meckl Landesge­setze, IV, 14), запрещая установление aeltere Satzung без разрешения власти, мотивирует свою меру тем, что “dardorch (т.е. от уступки имений на праве aeltere Satzung) solche merglich geschwecket, und undertyden entlick vörwöstet werden”.

[13] См. выше об эксплуатации бюргеров в Teteraw. Ср. также Mascher, 50 и след.; Stobbe, II, 300 и след. Особенно же у Franken. Das frnz. Pfr.: im Mittelalt, ряд глав, и Meibom, das Deutsche Pfr. главу об aeltere Satzung.

[14] Franken, § 8.

[15] Сообщение из мекленбургских городов, говоря о предоставлении кредитору пользования, нередко умалчивают о том, на что идет пользование, но открыто провозглашают начало, что имение остается у кредиторов до выплаты долга. Woldeck, I, 2072: “bleibt das verpfaendete Guth mit ailen darauf liegenden Bürden, und nieslichen Gebrauch den Pfandthaber, bis ihme die Schuld, darumb es ihm eingesetzt worden, wiederumb bezahlet”; Plau, I, 2096: кратко и категорически заявляет: “одна сторона пользуется деньгами, другая вещью”. Из вышеприведенной цитаты об эксплуатации бюргеров в Teteraw не видно, чтобы эта эксплуатация третировалась как запрещенное деяние, скорее же напротив.

[16]  Wann aber der Ausleiher keine Zinse für sein Geld nimbt, sondern den Acker dafür im Gebrauch hat, muss er auch so viel Geldes darein thuen, als der Acker kan verkauft werden” (Teteraw, I, 2093). Это начало, кажется, проводилось церковью. Franken, § 13.

[17] Teteraw, I, 2093; жалуясь на лихоимство, сообщение замечает: “wollen sie (лихоимцы) keine gebührliche Zinsen davor nehmen… Sonsten wenn unsere Bürger einer der andern ein Stück Ackers verpfändet und Geld darin thut, so geschiehet die Verpfändungn auf etzliche Jahre, …also wann die gemachte Jahrschaaren verflossen, dass alsdann der jenige, dem der Acker verpfändet, gegen Empfangung seines Pfandschillings den Acker abzutreten schuldig, wann aber der Ausleiher Keine Zinse für sein Geld nimbt, sondern den Acker dafür im Gebrauch hat, muss er…”

[18]  Блестящее развитие этой идеи см. у Franken, das franz. Pfr. im Mittelalt. § 13 и др.

[19] Poliz-Og. 1516 г., цит. выше.

[20] Stobbe. II, 299, Mascher, 50, Meibom. Das d. Pfr. 341. Особенно Franken, стр. 5 и 6, § 7; Brunner. Die Entstchung der Schwurgerichte, стр. 169: “Der Bezug der Früchte ist das durchschlagende Beweismoment für die Gewere am Gut…”

[21] Mascher. стр. 50. – Brunner, Geschichte u. Qu. des d. R. в Holtz. Encycl III Aufl. стр. 204: “Германская система правоотношений была больше системой жизненных отношений, чем отвлеченно-юридических, – экономической системой”.

[22] Eod. Также Meibom, 377.

[23]  Mascher, 50, вслед за Альбрехтом, приписывает Proprietäts-Gewere должнику рядом с Pfand-Gewere кредитора. Но Meibom, 353 и Franken, стр. 5, 6, и § 7 убедительно отвергают это дробление Gewere.

[24] Mascher, 50. Эта точка зрения ясно высказывается и в Beheimische verneuerte Landes-Ordnung v. 10 Mai 1627, именно – в арт. К XXIX в связи с арт. XXXIII–XXXV, аrt. K XXIX: (Von Verschreib-und Verpfändung der Erbgüter) “Im Fall einer jemanden sein Erbgut mit der Land-Tafel, oder ins künfftig versetzte und verschriebe, Dabey aber jhme den Widerkauff und die Ablösung, innerhalb bestimbter Zeit vorbehalten hette…” А в art. XXXIII–XXXV устанавливается, что если должник своевременно не выкупит имения, он утрачивает право выкупа, а при известных условиях это право гаснет за давностью 3 лет 18 недель. Этим и завершается все. Кредитор – полный собственник.

[25] Plau, I, 2097.

[26] См. цитату из Beheim. LOg.

[27] Pfand-Kauffer, Pfand-Verkäuffer (Neu-Brandenburg I, 2056).

[28] Teteraw, I, 2092.

[29] Mascher, 50; Viollet, Précis d’Histoire du droit francais, 733 и др., особенно в старой немецкой литературе до Альбрехта. Того же взгляда держится, с известной оговоркой, и Мейбом. Именно Мейбом относит Kauf auf Wiederkauf не к субстанции, а к пользованию недвижимости; переход же субстанции в собственность кредитора Мейбом производит из особого договора – lex commissoria.

[30] См. общие замечания. У Franken эта идея проходит через весь его труд.

[31]  Woldeck 2072; Gustraw, I, 2060; Ribbenitz, I, 3064 и др. Ср. Stobbe, II, 304, Meibom, 319, Franken, § 11 и 12.

[32] Сделка также сначала предлагалась родственникам, Marlaw, I, 2083; власть также исследовала сущность сделки и притязания третьих интерессентов, v. Gustraw, I, 2060; cp. еще сообщения из Woldeck, I, 2072, Ribbenitz, I, 2064 и др. ср. Meibom, 319 и др.

[33] Parchim, I, 2053, Neu-Brandenburg, I, 2056; Woldeck I, 2072; Wittenburg, I, 2088 и др.

[34]  Особенно в позднейшую эпоху. См. сообщения из Parchim, Neu-Brandenburg, Brühl, Wittenburg и др. Запись была тут еще более обстоятельной по существу отношений. Neu-Brandenburg (договор) mit allen seinen Umständen, in Gegenwart des Raths in dersel­ben Memorialbuch durch den Stadtschreiber verzeichnet, und eingeschrieben werden”. Мотив “umb verhütung willen, Betrug und anderer Unrichtigkeit” (Parchim, 2052). Запись в книгу по некоторым правам имела значение Auflassung.

[35]  Частные сделки, конечно, не давали отношению абсолютного обеспечения. Meibom, 324.

[36] На это указывает: 1) выражение “выкуп” (см. выше), 2) обычная формулировка права кредитора “пользуется имением до выплаты долга” (Woldeck, Friedland, Teteraw), cp. также Mаischer, 50, Meibom, 398 и след., Franken, § 10 и др.

[37] Beheim, vernew, LOg. K XXXIII–XXXV. Также Meibom, 401, Franken, § 11.

[38] Eod. См. также Mascher, 50.

[39] Meibom, 398, Franken, § 10.

[40] Franken, особ. § 15. Этот вывод вытекает и из всего учения Meibom o Satzung als Tauschgeschäft-Кассо признает наличность неискомого долгового отношения при организации aeltere Satzung. Этот взгляд не отвечает существу института.

error: Content is protected !!