Классификация чинов в Московском государстве

Продолжение предыдущего

Мы начали изучать состав общества в Московском государстве XV, XVI и XVII веков. Я начал это изучение перечнем классов, на которые оно разделялось. Оно делилось на три главных отдела: на людей служилых, людей тяглых и людей нетяглых. Каждый отдел подразделялся на разряды или чины. Я перечислил чины первого отдела и начал перечень чинов второго. Второй отдел — люди тяглые — разделялся на два разряда: на людей посадских и уездных, т.е. городских и сельских. Люди посадские подразделялись на чины столичные и городовые или провинциальные. Чины посадские столичные были: гости, люди гостиной сотни, люди суконной сотни, люди московских черных сотен и дворцовых слобод. На этом и остановился мой перечень. Продолжаю перечень тяглых чинов.

За чинами посадскими московскими следовали чины посадские провинциальные или посадские люди городовые. По торговой состоятельности или размерам оборотного капитала они также разделялись на разряды, соответствовавшие нашим гильдиям и носившие название людей лучших, середних и молодших. Каждый из этих экономических разрядов составлял особый чин, политически отличавшийся от других размером общего посадского тягла, на него падавшего, и тяжестью служб или казенных поручений, на него возлагавшихся. Со двора «лучшего» посадского человека шло тягло вдвое тяжелее, чем со двора «середнего», а с последнего вдвое тяжелее, чем со двора «молодшого» человека. «Лучший» или «середний» человек обыкновенно служил по выбору либо верным головой

на кружечном дворе в селе своего уезда, либо в таможне своего города; но не верным головой, а только целовальником, т.е. присяжным помощником верного таможенного головы. Так распределялись между городовыми посадскими чинами и тяжесть тягла, и степень ответственности по исполнению Теперь перехожу к перечню чинов второго разряда тяглых людей — людей тяглых уездных (ordo сельских).

Люди тяглые уездные

В их среде существовало двоякое деление — по юридическому положению обрабатываемых ими земель и по размерам их рабочих сельскохозяйственных сил или средств. По юридическому положению земель различались: 1) крестьяне черные и дворцовые, жившие на казенной государевой земле, прикрепленные к своим участкам или, точнее, к своим сельским обществам, но лично свободные; 2) крестьяне крепостные, поселившиеся на землях частных владельцев обыкновенно со ссудой на сельскохозяйственное обзаведение и состоявшие в личной крепостной зависимости от них, но не прикрепленные ни к своим земельным участкам, ни к сельским обществам.

Крестьяне черные и дворцовые. Крестьяне крепостные.

По рабочим средствам тяглые сельские обыватели также делились на два разряда. То были: 1) крестьяне собственно, обрабатывавшие полные или нормальные наделы, какие были приняты в известной местности по качеству почвы и по густоте населения, и платившие с них полные оклады поземельного тягла; 2) бобыли (ordo маломочные крестьяне), подразделявшиеся также на два разряда: одни обрабатывали участки меньшего

размера сравнительно с крестьянскими, другие совсем не имели средств пахать, владели только дворовыми усадьбами и жили сельскими промыслами или ремесленным трудом. Соответственно тому и крестьянское тягло падало на них в уменьшенном размере. Теперь обратимся к перечню разрядов третьего отдела в составе общества Московского государства.

Люди нетяглые

Этот отдел составляли люди нетяглые. Они отличались от других классов тем, что не несли ни государевой службы, ни податного тягла. Они разделялись на два класса — на людей вольных и на холопей, как говорили в старину, или на холопов, как говорим мы.

Люди вольные

Вольные или гулящие люди составляли класс чрезвычайно пестрый по своему экономическому составу. Одни из них жили за чужим тяглом. То были люди, не имевшие своих хозяйств и вступавшие в товарищества с тяглыми людьми. Они обыкновенно помогали последним в их работах, но не принимали на себя податного тягла. То были или сторонние, чужие для хозяев лица, или их родственники — отцы, потерявшие способность к работе, дети, еще не севшие на отдельные участки, и т.п. Те и другие — и чужие лица и родственники — носили название захребетников, соседей или подсоседников. Другие вольные люди не имели определенных занятий и постоянного местожительства, промышляли подвижными перехожими занятиями, «кормились, походя» по старинному выражению. Наконец, третьи совсем не работали, а жили Христовым именем, просили милостыню. Вольные люди жили в городах и селах, но не приписывались ни к городским, ни к сельским обществам.

Холопы

В положении холопства XVI и XVII веков встречаем явление, противоположное тому, какое мы видели в холопстве удельного времени. В то время холопство, составляя однородный в юридическом отношении класс холопов полных, дробилось на мелкие хозяйственные разряды. Теперь, напротив, холопство, сохраняя установившиеся в удельные времена экономические состояния, чрезвычайно мелко дробилось на различные юридические разряды. Все эти разряды различались между собою степенью и условиями личной неволи, которая и составляла особенность всего этого класса, отличавшую его от людей служилых, тяглых и вольных. Я перечисляю эти разряды, начиная с наиболее тяжелых видов неволи и кончая наиболее легкими.

I)Холопство полное. До XVII века оно возникало из тех же источников, которые действовали во времена Русской Правды и в удельные века. Холопство полное было, во-первых, безусловным и бессрочным; во-вторых, потомственным и наследственным. Как неволя переходила от холопа на его потомство, так и право на невольника передавалось господином его наследнику. Письменная крепость, которою укреплялось холопство полное, носила название полной грамоты.

2)Холопство докладное. Источник, из которого оно возникало, был один из тех, которым создавалось холопство полное — продажа лица в рабство. Но эта продажа устанавливала зависимость условную и временную. Условность этой зависимости выражалась в том, что докладной холоп отдавался не на всякую работу, а только на службу в должности сельского ключника. В сделках это выражалось формулой, которая гласила, что холоп «отдавался» за столько-то рублей «на ключ в село, а по ключу и в холопы». Временный характер неволи выражался в том, что «докладной» холоп холопил господину только до смерти последнего, после которой по закону выходил на волю, не платя долга. Это холопство получило свое название от юридической формальности — доклада, которым оно укреплялось. Письменная крепость, заключавшая в себе сделку, докладывалась наместнику, который проверял ее допросом холопа и скреплял ее своей печатью. Поэтому и эта письменная крепость, укреплявшая докладное холопство, носила название докладной грамоты.

3) Холопство кабальное. В разные времена оно возникало из разных источников. В XVI веке таким источником служил заем, обеспеченный личным закладом должника и соединенный с обязательством последнего «за рост служити», т.е. работать на заимодавца в его доме вместо уплаты процентов. В XVII веке источником кабального холопства был простой уговор холопа служить во дворе господина без всякого займа и без выговоренного ясно вознаграждения за эту службу.

Холопство кабальное, подобно докладному, было временным: оно продолжалось только до смерти господина, после которой кабальный холоп по закону выходил на волю. Письменный акт, которым укреплялось холопство кабальное, носил название служилой кабалы, которую надобно отличать от «кабалы заемной» — простой долговой расписки, не создававшей личной зависимости и не соединенной с обязательной работой.

4)Холопство жилое. Оно развилось из кабального с тех пор, как последнее перестало возникать из займа, соединенного с обязательной работой. Холопство жилое отличалось от кабального разнообразием источников и условий неволи. Оно возникало из займа, соединенного с обязательной работой за рост, из найма, соединенного с условной платой по окончании работы, и, наконец, из прокорма, т.е. из обязательства со стороны хозяина одевать и кормить работника. Холопство жилое было не только временным, но и срочным. Смотря по соглашению, оно продолжалось определенное в крепости число лет (ordo «урочные лета») или до смерти господина, или до смерти его детей; обыкновенно это значило — до смерти холопа.

Оно отличалось от кабального еще тем, что неволя возникала не только из свободного договора лица, отдавшегося в неволю, с господином, но также и из договора родителей и старших родственников невольника или мужа невольницы. В такую неволю отдавали родители своих детей, дяди — племянников, старшие братья — младших, мужья — своих жен. Выражение Минина: «Заложим своих жен!» не было ораторской фразой, а самой деловой юридической формулой, выражавшей простые, ежедневные сделки. Акт, которым укреплялось это холопство, носил название жилой или житейский записи.

Я кончил утомительный перечень чинов, на которые распалось московское общество в XVI и XVII веках. Я описал состав этого общества, как оно сложилось приблизительно к половине XVII века, ко времени Уложения. Я перечислил составные его части в вертикальном разрезе. Мы видели, что общество делилось на три главных отдела: на людей служилых, на людей тяглых и нетяглых. Каждый отдел разделялся на несколько разрядов, подразделявшихся в свою очередь на несколько мелких слоев или чинов. Эти чины имели неодинаковое значение и взаимные отношения.

В иных отделах чины составляли иерархическую лестницу, ступени которой различались между собою тяжестью и важностью государственных обязанностей, падавших на каждый чин. Потому здесь существовало иерархическое движение лиц, переход их по службе или по средствам из низших чинов в высшие. Таковы чины, на которые распадался отдел служилых людей или отдел людей тяглых посадских. В других отделах чины не имели значения ступеней лестницы, расположенных в вертикальном направлении. То были разряды, параллельные друг другу в направлении горизонтальном. Они различались между собою не степенью тяжести, не важностью государственного служения, а только родом специальных обязанностей, которые все имели для государства одинаковое значение.

Таковы были чины, на которые распадались служилые люди по прибору: стрельцы, казаки, пушкари, затинщики, и т.д. Поэтому здесь не было иерархического движения лиц. Служилый человек за службу или по его средствам не повышался из пушкарей в казаки, из казаков в стрельцы, ибо и стрельцы, и казаки, и пушкари несли различные, но в политическом смысле равноценные службы. Для того чтобы прочнее запечатлеть в памяти чиновное дробление общества в Московском государстве, я сведу изложенный перечень в следующую таблицу, которая представит наглядную графическую схему общественного деления.

Таблица чиновного деления в Московском государстве

А. Служилые люди Б. Тяглые люди
I.                   Служилые люди по отечеству I.                   Тяглые люди посадские
а) Чины думные:

1. бояре,

2. окольничие,

3. думные дворяне.

а) Чины посадские московские:

1. гости,

2. гостиная сотня,

3. суконная сотня,

4. черные сотни и слободы московские.

b) Чины служилые московские:

1. стольники,

2. стряпчие,

3. дворяне московские,

4. жильцы.

b) Чины посадские городовые:

1. лучшие люди,

2. середние и

3. молодшие

c) Чины служилые городовые:

1. выбор,

2. дети боярские дворовые,

3. дети боярские городовые.

II.                Служилые люди по прибору. II. Тяглые люди уездные.
1.      стрельцы,

2.      казаки,

3.      пушкари и т.д.

а) Крестьяне черные и дворцовые:

1. крестьяне собственно,

2. бобыли.

b) Крестьяне крепостные:

1. крестьяне собственно,

2. бобыли.

В. Люди нетяглые.
I.                   Люди вольные.
II.                Холопы.
1.      полные,

2.      докладные.

3.      кабальные,

4.      жилые.

error: Content is protected !!