Права юридического лица

Признанное общественной властью юридическое лицо получает самостоятельное значение в юридическом быту: не только права заведения присваиваются ему самому, но и права юридического лица – совокупности физических лиц – не сводятся к отдельным лицам, составляющим совокупность. Так, права компании на акциях совершенно самостоятельны, независимы от прав отдельных акционеров: компания на акциях для права на производство торговли должна иметь особое свидетельство, хотя бы все акционеры, каждый порознь, имели свидетельства на право торговли; собственность компании отдельна от собственности отдельных акционеров, и по долгам своим компания отвечает только имуществом, собственно ей принадлежащим; отдельные акционеры могут вступать в договоры с компанией, являться ее кредиторами или должниками – словом, отдельный акционер действует по отношению к компании как лицо, совершенно чуждое ей[1].

Спрашивается, какие же права принадлежат юридическим лицам[2]? У нас они определяются обыкновенно каждый раз особым уставом, которым признается юридическая личность учреждения. Но при всем том можно указать вообще, какие права принадлежат юридическим лицам и какие не могут принадлежать им. Прежде всего представляется очевидным, что юридическому лицу не могут принадлежать те права, которые тесно связаны с человеческой личностью, например, права, вытекающие из союза семейственного, потому что права эти предполагают звание супруга, родителя, дитяти, и очевидно, что все это – понятия, относящиеся к человеку, а потому о применении их к юридическому лицу не может быть и речи.

Юридическому лицу могут принадлежат только те права, которые удобомыслимы, независимо от живого человека. Так, юридическому лицу принадлежат вещные права, права собственности и права на чужие вещи. Каждое юридическое лицо имеет право собственности на какие-либо вещи, потому что преимущественно право собственности дает возможность юридическому лицу достигать цели его существования. Обыкновенно юридическому лицу принадлежит право собственности на вещи в тех же пределах, в каких принадлежит оно физическому лицу и простирается на все предметы. Но иногда оно ограничивается: или запрещается приобретение какого-либо рода имуществ для юридического лица, например, церкви и монастыри могут приобретать недвижимые имущества только с особого соизволения верховной власти[3]; или юридическое лицо ограничивается в осуществлении права собственности, например, запрещается ему отчуждение имущества[4].

В значительной степени принадлежат также юридическим лицам права на чужие вещи: например, городским обществам предоставляется пользование выгонами; кредитным обществам – установление права залога; они могут приобретать и другие права на чужие вещи, например, юридическое лицо может иметь права прохода, провоза и проезда через чужую дачу и т. д. Юридические лица могут состоять в обязательственных отношениях: могут приобретать права на чужие действия, могут и сами подлежать правам на действия со стороны других лиц. Некоторые обязательства налагаются на юридические лица законом, другие возникают по добровольному соглашению юридического лица с другими лицами. В особенности множество договоров с разными лицами заключает казна для удовлетворения государственных потребностей, преимущественно – договоры подряда и поставки. Юридические лица, учреждаемые для торговли, пользуются правами торгового сословия (конечно, не личными. – А. Г.) и несут обязательства наравне с ним: так, компания на акциях должна платить подати, приобретая тем права производить торговлю[5]. Юридические лица имеют право наследования, конечно, не по закону, потому что наследование по закону основывается на родстве, а родство – понятие, не применимое к юридическому лицу; но юридическое лицо может наследовать по завещанию, и законодательство постановляет даже особые правила о наследовании некоторых юридических лиц по завещанию[6].

Есть, однако, случаи, в которых может казаться, будто юридические лица наследуют по закону. Так, казна имеет право на выморочные имения[7]; в нашем быту склонны толковать это право казны как право наследования; но законодательство не трактует его таким образом, а право это возникает из того, что по нашему законодательству государство, казна, считается собственником всех бесхозяйственных имений[8], следовательно и выморочных, и вот почему последние становятся собственностью казны, а не потому, чтобы ей приписывалось право наследования по выморочным имуществам. (И в тех случаях, когда право на выморочное имущество законом предоставляется тем или другим общественным установлениям, например, дворянскому обществу после смерти потомственного дворянина, городскому – после смерти владельца недвижимого имущества в пределах города и отведенных ему земель, сельскому обществу – после смерти сельского обывателя[9], мы должны признать, что эти установления не имеют права законного наследования – им лишь даровано государством принадлежащее исключительно ему выморочное право. – А. Г.)

Наконец, юридическому лицу предоставляется право вести процессы, являться истцом или ответчиком[10]. Конечно, право это нельзя считать самостоятельным: оно – только вывод из других прав, дополнение их, так как для каждого права существенно охранение его общественной властью, и если законодательство не дает охранения праву, то и существование самого права очень сомнительно. Но для юридического лица в особенности важно признание за ним права судебной защиты потому, что на нем обнаруживается всего яснее, действительно ли совокупность лиц, или учреждение, существует как юридическое лицо или нет; сомнительно, должна ли считаться юридическим лицом совокупность лиц, или заведение, как скоро совокупности, или заведению, не предоставлено право судебной защиты, хотя бы совокупность составилась или заведение было основано с ведома и разрешения правительства. Нет, впрочем, надобности, чтобы в акте признания юридического лица было упомянуто о его праве судебной защиты, а достаточно, если оно будет только признано юридическим лицом; тогда право судебной защиты разумеется само собой. Или так как в нашем законодательстве не встречается название юридического лица, то достаточно, чтобы совокупность лиц и заведение были причислены к одному из тех учреждений (или названы, по крайней мере, именем одного из них), которые подходят под понятие юридических лиц и на основании общих законов имеют право судебной защиты.

Признание права судебной защиты для юридической личности важно в особенности потому, что судебная защита предполагает участие общественной власти, между тем как во всех отношениях, не касающихся общественной власти, может, пожалуй, действовать как юридическое лицо и такое учреждение, которое не признано в этом достоинстве общественной властью. Например, может составиться общество для непредосудительных увеселений, для занятий каких-либо; общество это может иметь деньги, приобретать вещи, вступать в обязательства – и во всех этих случаях может действовать как юридическое лицо, ибо действия эти возможны и без участия, даже без ведома общественной власти. Но как скоро дело дойдет до судебной защиты, то общество такое не может явиться истцом: судебное место потребует акта признания общества как юридического лица общественной властью, а если общество не имеет такого признания, то судебному месту останется только свести права мнимого юридического лица к правам отдельных членов, которые уже и будут вести процесс хотя, пожалуй, и совокупно, но не как члены общества, не как его представители.

Но есть еще юридические отношения, предполагающие непосредственное фактическое отношение лица к вещи: есть известные действия, которые должны быть совершаемы лично, а не через представителя. Так, владение предполагает фактическое отношение лица к вещи. Возникает вопрос: возможно ли владение для юридического лица? Вопрос этот разрешается тем, что юридические лица признаются способными к гражданской деятельности, но гражданская деятельность невозможна без фактической стороны; между тем юридическое лицо само по себе только – отвлеченное понятие: нет у него ни рук, ни воли; и вот, признавая существование юридического лица, законодательство определяет известные органы, через которые действует юридическое лицо, так что действие, совершенное органом, считается действием самого юридического лица[11]. Поэтому и те действия, которые непосредственно должны быть совершены физическим лицом, для юридического лица возможны через его орган. Итак, если орган деятельности юридического лица владеет вещью, то это значит, что юридическое лицо владеет вещью[12]. (Законодательство на этот счет дает прямые указания, так что не возникает и сомнения насчет возможности владения для юридического лица через орган его деятельности, например, закон, говоря о защите владения, принадлежащего казне[13], не исключает юридических лиц из числа лиц, могущих приобретать имущества путем давностного владения, и т. д.[14] – А. Г.)


[1] Ст. 2139, 2172.

[2] Мы говорим о правах юридических лиц только в области гражданского права; что же касается других прав и обязанностей юридических лиц, то нам нет надобности говорить о них.

[3] Ст. 778.

[4] Ст. 2152.

[5] Положение о государственном промышленном налоге (Пол. пр. нал.), т. XI, ч.2, cт. 3, 41 и 91.

[6] Ст. 1089–1094, 1096.

[7] Ст. 1162–1172, 1176–1179, 1181–1183.

[8] Ст. 406.

[9] Ст. 1167, пр. 1; 1172, 11727.

[10] У. г. с., cт. 27, 1282–1286.

[11] Этот орган деятельности называется иногда также представителем юридического лица, но его можно назвать представителем только в том смысле, что он составляет физическую сторону, тело юридического лица, с которым орган совершенно сливается.

[12] Но, разумеется, в том только случае, когда орган юридического лица владеет вещью, сознавая себя его органом, ибо представитель может состоять в фактическом отношении к вещи и сам по себе, не в качестве органа юридического лица.

[13] У. г. с., cт. 1310, 1315.

[14] Ст. 563, 564.

error: Content is protected !!