Организация вотчинно-ипотечного оборота в Германии в ср. века. Организация вотчинного оборота вообще. Auflassung

В наши цели входит изображение лишь важнейшего и всегда наиболее характерного для той или иной вотчинной организации производного способа приобретения недвижимостей по сделкам между живыми. Этот способ составляет всегда больное место в организации вотчинного оборота и является всегда пробным камнем для организации.

В средневековой Германии производным способом приобретения права собственности на недвижимости, равно как и всех других вещных прав на них, была так называемая Auflassung (или Verlassung).

После длинного и интересного, но не относящегося сюда ряда изменений, которые Auflassung потерпела в ходе правообразования ср. веков[1], она представляется нам в своей наиболее законченной организации, какую получила в городах накануне рецепции римского права в следующем виде[2].

I. Отчуждение иногда допускается в случае нужды только[3], иногда же оно, по-видимому, свободно от этого условия[4]. Отчуждению на сторону обыкновенно предшествует предварительное предложение имения родственникам, соседям и т.д.[5] по определенной цене[6], а иногда и по цене, предложенной третьими лицами[7]. Если родственники, соседи и т.д. отказались приобрести имение, то собственник уже волен отчудить его на сторону. И тогда цена определяется по соглашению сторон[8]. Отчуждение распадается на обязательственную сделку об отчуждении и сложный торжественный акт, содержащий элементы вещного договора и судебного приговора, выполняющий ту сделку и переводящий право собственности на приобретателя[9]. Личная сделка, в свою очередь, распадается на предварительный перечень условий и на юридическое завершение ее, облекаемое в разные формы, именно: она или освящается задатком, или питьем вина, или письменным актом[10]. Иногда же и эта личная сделка совершается в суде или городском совете[11]. Уплата цены следует за совершением личной сделки, но предшествует торжественному акту, выполняющему отчуждение[12]. Обыкновенно уплата совершается в три срока, в пределах Jahr und Tag[13]. Этот период Jahr und Tag с тремя сроками для уплаты цены иногда выдается источниками за обязательный[14]. Иногда же источники допускают открыто рассрочку по усмотрению сторон, не ограниченную ни числом сроков, ни общим продолжением их[15]. Личная сделка об отчуждении представляет чисто обязательственное отношение и допускает даже добровольное отступление от нее сторон, причем отступающий от сделки покупатель утрачивает в пользу продавца данный задаток, а отступающий продавец возвращает покупателю двойную сумму полученного им задатка[16].

II. Передача же вещного права на имение следует в торжественном акте, имеющем место в суде или городском совете и носящем название “Verlassung” или “Auflassung”[17]. Этот акт уже решительный для перехода собственности. Поэтому всем городским правам (да и не одним, конечно, городским) известно правило, что для предотвращения ущерба третьих лиц – родственников, которые имеют разного рода притязания на имение[18] других интерессентов[19], наконец, церкви и государства[20], – о предстоящей Auflassung делаются публикации[21].

Когда сделан последний взнос цены[22],[23], покупатель требует от продавца совершения Auflassung[24]. Стороны являются в суд[25] или городской совет[26]. Иногда отчуждатель сопровождается родственниками[27]. В суде стороны выражают свою волю; читают письменный акт, содержащий сделку отчуждения[28], и иногда, по-видимому, сопровождают свои заявления символическими действиями[29].

Cуд ведет себя активно[30]; “опрашивает продавца” о сделке, вероятно, в интересах как правового порядка, так и сторон, например о дееспособности продавца, о том, действовал ли он добровольно и непринужденно, о том, имеются ли налицо условия, при которых только и допускается по некоторым правам отчуждение, именно: наличность нужды, предварительное предложение родственникам купли имения, совершение публикаций и т.п.[31]. Иногда, однако, суд, по-видимому, предлагает отчуждателю лишь тожественный вопрос – отчуждает ли он имение; и отчуждатель дает краткий ответ: “да”[32].

По некоторым правам[33] именно теперь следует троекратное, периодически совершаемое судьей оглашение сделки[34].

Где публикации отнесены к периоду производства о Verlassung в суде, там в период публикаций вплоть до окончательного завершения Verlassung, а где публикации имеют место до предъявления Verlassung в суде, там немедленно же по опросу сторон суд или городской совет в заседании, в котором решается вопрос о переходе собственности по Verlassung, приглашают и третьих лиц высказаться о сделке, если этого не было сделано третьими лицами еще раньше[35]. Воспоследовавшие со стороны третьих лиц возражения на сделку суд разбирает. И когда все улажено, суд допускает завершение сделки. Продавец совершает Verlassung[36].

По совершении отчуждателем Verlassung следовал приговор суда. Приговор составлялся шеффенами и провозглашался судьей. А в заключение Gerichts-Voigt провозглашал мир владения и обещал защиту его, грозя, что будет третировать каждого нарушителя владения как нарушителя правомерного состояния[37].

Verlassung по некоторым правам сама по себе уже переводила вещное право собственности с продавца на покупателя[38]. Некоторые донесения прямо называют ее Immission, Possession[39] и т.п., желая обозначить, что она отвлеченно передает юридическое владение приобретенным имением[40]. Так что фактическая традиция имения уже не имела собственно для приобретения имения никакого юридического значения[41]. На основании Verlassung приобретатель уже сам мог взять имение во владение и имел не только против отчуждателя иск о вводе во владение, но мог требовать имение и от третьих лиц, если прежний собственник отчудил имение третьим лицам и ввел их во владение, не совершая для них Verlassung[42].

По некоторым правам и ввод во владение совершался судом[43]. Но Verlassung не только устанавливала право собственности. Она влекла большее, именно – неоспоримое ни с чьей стороны право собственности. После Verlassung уже не было места оспариванию отчуждения не только со стороны прежнего собственника, но и со стороны третьих интерессентов, и притом ни по каким основаниям. В частности, не было места и виндикации имения, если бы отчуждатель оказался не настоящим собственником или имение нельзя было отчудить[44]. Это – последствие публичной формы, в которую облекалась Verlassung. И это же есть та национальная особенность германской Auflassung, которая так резко отличает ее от римской традиции[45],[46]. Действие Verlassung технически выражается понятием rechte Gewere[47].

В некоторых городах Verlassung, устная и торжественная, завершала отчуждение. О записи Verlassung в судебную или городскую книгу ничего не говорится[48].

Напротив, в других городах акт Verlassung был более или менее тесно связан с записью сделки в судебную или городскую книгу. Причем соотношение Verlassung и записи различается по разным городским правам. По одним правам Verlassung и запись мыслятся раздельно, как два равнозначительных момента единого акта отчуждения, или как материальное содержание и форма единого акта[49].

По другим же правам Verlassung всецело исчезает в записи, запись заменяет Verlassung, и она-то и называется Verlassung. Стороны тут предъявляют акт отчуждения и присутствуют при совершении записи[50]. Если в изложенных нами до сих пор случаях власти принадлежала более или менее значительная активная роль при совершении Verlassung, то по некоторым правам Verlassung уже всецело совершается властью, которая выступает как посредница между сторонами, придавая акту всю полноту официального значения[51].

Мы указали то различное значение, какое запись имела при Verlassung. Содержание записи в то время было, видимо, довольно обстоятельное. Может быть, даже в книгу заносилось все содержание письменного акта сделки[52]. Там, где Verlassung выступала в тесном соединении с записью в книгу, и действие ее, именно – установление rechte Gewere, наступало с записью в книгу[53]. Действие Verlassung, по общему правилу, наступает немедленно[54]. И только по одному праву родственникам (конечно, и другим интерессентам) все еще принадлежит право оспаривания отчуждательной сделки в течение Jahr und Tag, по истечении какового срока такое право отпадает[55].


[1] См. об этом процессе правообразования: Mascher. Das deutsche Grundbuch u. H. Wesen. Berlin, 1869. I Abschu, гл. 1, 2 и 3; Stobbe, Hdb. 1893, § 94; Mittermaier в Arch. F. c. Prax. Bd. 18 и др.

[2] Источником для изображения Auflassung в указанный момент служит мне главным об­разом “Codicillus jurium civitatum Megapolensium”, представляющий собой сводку донесений 30 мекленбургских городов в ответ на запрос Мекленбургского герцога Ульриха от мая 1589 г. о местных особенностях в праве, статутах и обычаях. Запрос был сделан ввиду предстоящей кодификации мекленбургского права (Landrechtspläne). Co­dicillus находится у Westphalen, Monumenta inedita rerum Germanicorum et Megapo­lensium. Bd. I, cтр. 2049–2097. Правда, донесения городов иногда выражаются уже римскими терминами и в организации других институтов права заметно уже римское влияние, но в изложении Auflassung (и aeltere Satzung) они еще всецело дышат глубокой стариной. Право этих городов, как и право Гамбурга и Бремена, почти совпадающее с первыми, основательно признается чистым германским правом (Mascher, стр. 324, 369, 380), благополучно выдержавшим и натиск римского влияния и сохранившимся в существенном до сего дна (Мекленб. Stadt. Buch – Ordnung 1830 г., Гамбурский Gesetz v. 4 Dec. 1868 über Gr.-Eig. u. Hyp., Бременские Erbe – u. Handvesten-Ordg. 1833, 1860). Последнее обстоятельство тоже говорило в пользу выбора именно Codicillus за главный источник нашего исследования. После мы увидим, какой притягательной силой пользовались дожившие до наших дней национальные германские вотчинно-ипотечные организации Мекленбурга в глазах современных германских реформаторов вотчинно-ипотечного режима в эпоху повышенного национального движения 60-х гг. 19 столетия.

[3] Сообщение из гор. Ribbenitz, Westphalen I, 2064 стр.: “wird allhie einem jeden… seine Güter in Nothfällen zu verässern, zu verpfänden, oder zu verkauffen erstattet, jedoch aber also, dasz dem negstenagnaten, oder in Mangel derselben, dem Nachbahren angeboten und praesentiret werden müsse…” и др.

[4] Из гор. Neu-Brandenburg, Westphalen, I, 2056 и др.

[5] Из Neu-Brandenburg, Westph. I, 2056; Wittenberg, eod. 2089; Teteraw, eod. I, 2092; Rib­benitz, eod. I, 2064; Woldeck, eod. I, 2072; Pentzlin и др.

[6] Neu-Brandenburg, I, 2056: “nach der Stadt-Werth”.

[7] Marlaw, I, 2081; Wittenberg, I, 2089 и др.

[8] Neu-Brandenburg и др.

[9]  Это деление отчуждения на личную сделку и на вещный договор констатируется у Stobbe вообще для германского права: Stobbe, Hab. 1893. II, 185 стр. и др. В более раннюю эпоху обе стадии отчуждения, видимо, сливались в единый акт, совершаемый на отчуждаемом участке. Stobbe, eod.

[10] “wird… mit dem Gottes-Pfenning bestaetiget, oder mit dem Wein-Kauff geschlossen, auch bisweilen wohl ein Kauff-Zettul darüber aufgerichtet”. Сообщ. из Parchim, у Westph. I, 2052; Plau, I, 2096; Ribbenitz, I, 2065; Grabau, I, 2078 и др.

[11] Из Grabau, Westph. I, 2078; Rrühl, I, 2079; Marlaw, I, 2080.

[12] См. ниже.

[13] Cообщ. из Parchim, Nen-Brandenburg, Plau и др.

[14] Eod.

[15] Friedland, Westph, I, 2075; тоже, по-видимому, и в Marlaw, I, 2080, и Teteraw, I, 2092.

[16] Friedland, Westph. 2075.

[17]  В литературе принято более точное название этого акта, именно “gerichtlicht Auflas­sung”, Stobbe, Hdb. 1893, II, § 94; Mascher, I, гл. 1, 2. Но это выражение применимо уже к позднейшему, развитому праву ср. веков. Первое же время Auflas­sung совершалась без участия суда, Stobbe, eod.

[18] См. выше.

[19] Здесь и далее – так в оригинале. – Ред.

[20] Сообщ. из Gustraw, Westph. I, 2060.

[21] Эти публикации, судя по сведениям из некоторых городов, как будто предшествуют предъявлению сделки в суд, Plau, I, 2096. Средством публикаций указывается объявление с кафедры (Cantzel) или с открытого места, Plau, eod., Friedland, I, 2076. Кто и в какие периоды совершает публикации, этого из донесений из Plau не видно. Там, где публикации следовали за предъявлением сделки в суде, они совершались троекратно судом (ниже). Кое-где и самая обязательственная сделка совершалась судом (выше). Может быть, в этих случаях суд, осведомленный о сделке, и совершал публикации. И в вышеуказанных случаях, надо думать, объявление совершалось периодически, может быть, оно даже совпадало с тремя сроками уплаты цены, так как этой уплате придавалось огромное значение для хода отчуждательной сделки, как, с другой стороны, придавалось значение и публикациям для того же хода сделки. Может быть, публикации совершали сами стороны, как это и было в глубокую старину при вызове интерессентов.

[22] Friedland, Westph. I, 2075: “Wann der Kauffer nach Laut u. Besage der aufgerichteten Re­cesse, den letzen Termin erleget hat”, Neu Brandenburg, I, 2056; Malchim, I, 2068; Marlaw, I, 2080, Teteraw, I, 2092; Plau, I, 2096 и др.

[23] А может быть, и когда совершены публикации, где они предшествуют явке сторон в суд (Plau I, 2096).

[24] См. все указ. в прим. 8 сообщения.

[25] “im Gericht u. gehegenden Dinge”, Neu-Brandenburg, I, 2056; “offentlich bey dem Richter und Schoepfen” eod.; “oeffentlich vor gehegten Dinge im Gericht”. Friedland, I, 2075. Суд предполагается тот, в округе которого лежит недвижимость.

[26] “auf dem Rathhause für dem regierenden Bürgermeister, dem Kehmer-Herr, und dem Stadtschreiber”. Parchim, I, 2052; “vor Richt und Rath”, Marlaw, I, 2080; “ehrbare Rath und Gericht”, Wittenburg, I, 2088; “vorm Rathe”, Plau, I, 2096.

[27] “Freundschaft”; Ribbenitz, I, 2064; Marlaw, 2080 и др.

[28] “Ihre Kauff-Brieffe”, Friedland, 2075.

[29] “Verlaest Verkäuffer dem Käuffer mit Hand und Mund” (Friedland I, 2075); “Musz der Kaeuffer nebenst seiner Frauen, dem Rathverwandten mit Handtastung das Erbe verlass-und abtreten, welcher es hinwiederumb dem Käuffer mit Handtastung übergibt, und eine Antwort mit Repetirung der Handlung thut; darauf der Wein-Kauff geschiehet und getruncken wird”. (Grabau, I, 2078).

[30] Stobbe склонен признать деятельность суда при совершении Auflassung прямо формой процесса, Hdb. 1893. II, стр. 191.

[31] Stobbe, сод. § 94.

[32] Neu-Brandenburg, I, 2056: “Zuvorher der Verkaeffer gefraget worgen, ob er von seinen verkaufften Gütern ablaest, und dazu ja gesaget”; тоже в Grabau, I, 2078.

[33] Friedland, I, 2075: “darnach (по прочтении акта отчуждения в суде) wird das gekauffte Guth durch den verordneten Richter drey unterschiedliche mahl aufgeboten; im Nahmen Gottes, der Landes-Fürsten, Gerichts und des Raths”. Оглашение и тут совершается с Cantzel.

[34] Это, по-видимому, другая разновидность производства, наиболее естественная для рассматриваемого исторического момента. Тут публикация является уже настоящим официальным актом, серьезным и влекущим за собой важные правовые последствия. Именно в этой разновидности и встречаем публикации и теперь в праве Мекленбургских городов (Stadt BOg 1829, см. ниже), а также Гамбурге (Mascher, стр. 369 и след.) и Бремене (eod. 388 стр.). Разновидности соответствуют и другие подробности производства. Именно, тут отсутствует срок в Jahr u. Tag, обязательный для выплаты цены. Следовательно, стороны могут явиться в суд хотя в день совершения личной сделки. Но 1) цена и тут должна быть уплачена ранее совершения Auflassung (выше), 2) публикации и тут должны были совершаться в течение известного периода, может быть того же Jahr und Tag. За это соображение говорит общее германское право, согласно которому обеспеченность приобретателя, выражаемая в предоставлении ему rechte Gewehre, могла последовать лишь через Jahr und Tag с момента объявления сделки в суде во всеуслышание (Stobbe, Gewehre).

[35] Friedland, I, 2075; Plau, I, 2096; Neu-Brandenburg, I, 2056.

[36]  Источники выражаются об этом так: из Parchim, I, 2052: “(по своевременной уплате цены) wird solches Erbe und verkaufftes Haus auf dem Rathhause für dem regietenden Bürgermeister, dem Kehmer-Herrn, und dem Stadtschreiber vom Verkaeuffer für sich und seine Erben, dem Kaeuffer erblich abgetreten, verlassen…”; Friedland, I, 2075: (по изложении производства публикаций, следует) “wenn denn niemand verhanden ist, der wieders­pricht, so verlaest Verkäuffer dem Käuffer mit Hand und Mund, von Erben zu Erben”; Plau, I, 2098: (кратко) “werden solche Güther vorm Rathe verlassen”.

[37] Friedland, I, 2075: “und wann die Verlassung also würcklich geschehen, so wird durch den Gerichts-Voigt auf Erkaenntniss der Schoepfen, dem Kaeuffer und seinen Erben über das verkauffte Hauss und Guth Hege und Friede gewircket”… Ср. также Stobbe, II, 195, Mascher, стр. 45, 46.

[38] Neu-Brandenburg I, 2056; Friedland I, 2075.

[39] Plau, I, 2096.

[40] Neu-Brandenburg I, 2056; cp. Stobbe, II, 189, 191 и др.

[41] Stobbe, II, 189: указывает косвенное значение ее. Именно: фактическая традиция устанавливала тождество отчуждаемого участка; при ней констатировалось отсутствие юридических препятствий к распоряжению имением и т.д.

[42] Stobbe, II, 189, 191.

[43] Stobbe, II, 191 и др. – А в провинции, особенно в глубокую старину, ввод во владение обставлялся особенными торжественными действиями, выражавшими, что отчуждатель отказывается от своего права в пользу приобретателя. Stobbe, II, 186, 188, 189.

[44] Ср. Stobbe, II, 192.

[45] Cp. Stobbe, II, § 94, Mascher, 45 и след.

[46]  Источники об этом говорят: Neu-Brandenburg I, 2056: “Und koennen folgends nach solcher Verlassung die verkauffte und verlassene Güter von niemands belanget, oder besprochen wer­den”; Friedland 2075: “wann die Verlassung alzo würcklich geschehen, so wird durch den Ge­rihts-Voigt auf Erkaentniss der Schöpfen, dem Kaeuffer und seinen Erben über das verkauffte Hauss und Guth Hege und Friede gewircket, und behaelt der Verlassene und seine Erben gar keine Gerechtigkeit”; Pentzlin: “und so es aufm Stadtbuch verlassen, kann das nicht wieder ge­löset werden”; Brühl, I, 2070 и др. Наоборот, где Verlassung не имела места, там открыто признается оспоримость отчуждения третьими интерессентами, “Freunde”. Marlaw, I, 2081: “die verkaufften Güther, wann sie bezahlet, vor Richt und Rath müssen verlassen werden, denn wenn Keine Verlassung geschehen, können die Freunde die Güther allewege anfechten u. ansprechen”. Woldeck, I, 2072.

[47] Mascher, 46 стр.; Stobbe, II, 192 стр. – Совершенно такой же вид и действие Auflassung имела по Sachsenspiegel. B. I, 9, 52. См. Schmidt, Vorles, über d. in dem Kgr. Sachsen Gelt. PR. Leipzig 1869, I, 209.

[48] Neu-Brandenburg I, 2056; Friedland I, 2075, Marlaw; Gustraw и др. – Вообще книги для записи Verlassung велись далеко не во всех германских городах. Mascher, 62 стр. В провинции же книги и вовсе были редким явлением. А где они и встречались, они имели главной задачей определение оброчных отношений крестьянских имений, а не оборот; они вообще не получили там ни особого значения, ни целесообразной организации. Stobbe, II, 565.

[49] Parchim, I, cp. 2052 (по своевременной уплате цены): “wird solches Erbe und verkaufftes Haus auf dem Rathhause… vom Verkauffer für sich und seine Erben, dem Kaeuffer erblich abgetreten, verlassen, und alsofort die Verlassung in der Stadt-Buch verzeichnet, und behaelt der Verkaeuffer gar nichts daran”; Plau, I, 2096: “Wann aber der letzte Termin zum richtigen Kauffe erleget, als werden solche Güther auf ihrer allerseits Begehr vorm Rathe verlassen, auch die Verlassenschaft sowohl, als das bezahlte Kauff-Geld, darnach in des Raths oder Stadt-Buch gezeichnet, und erlangt also der Kaeuffer die würckliche Possession”. Ribbenitz: “Der Verkäuffer, so bald er den letzten Termin wegen der verkaufften Güther erleget, und die gantze Kauff-Summe bezahlet, dem Kauffer solche Gütter vor den Sitzenden Rath auf­getragen und verlassen werden; alsdenn und nicht eher wird solches ins Stadtbuch ver­zeichnet und hat der Verkäuffer an den verkauffeten Güthern so lange diese Gerechtigkeit”; Woldeck, I, 2072: “und da solcher Kauff von dem Kaeuffer gerichtlich verlassen und in das gerichtliche Schöpfenbuch verzeichnet, als wird der Kaeuffer und seine Erben bey solchen Kauff billig geschützt und gelassen”; Malchim: “wann Aecker, Gaerten oder Haeuser erblich gekaufft und bezahlet werden, dasz alsdann der Verkäuffer dem Käuffer dasselbe quit und frey ohne Einsage für uns verlassen und ins Stadt-Buch geschrieben werden musz”; в этом же смысле гласит заявление из Brühl, I, 2080 и др. – Ср. также Stobbe, II, 193: “возникло правовоззрение, что право переходит не с Auflassung в книгу и что записанное в судебную книгу право может быть и утрачено только с записью; Mascher, 53 стр.

[50]  Wittenberg (2089: “Wann dieselben (т.е. liegende Güter) mit Vorwissen eines ehrbahren Raths und gerichts, und ihrer Zugeordneten verkaufft, Vertraege anfgerichtet und darnach Solcher Contract in Gegenwart bej der Partheyen, und zwey oder drey Bürgern umb Zeugnisz willen fürn Stadt-Buch vollenzogen, verlassen, aufgetragen und eingeschrieben wird, dasselbe wird für bestaendig gehalten, und die Parthen dabey geschützet. (Da aber sonsten heimliche Contracten geschehen, und folgendes unter dem Kaeuffer und Verkäuffer, oder derselbigen Erben Irrunge entstünden, und darüber geklaget wird, wird der Vertrag für nichtig gehalten); Teteraw, I, 2093: “Der Verkaeuffer ist schuldig… dem Kaeuffer das, was er ihm verkaufft, auf Stadt-Buch quit und frey zu verlassen, auch aller Ausprache Noth und Schadloss zu halten”; Pentzlin, I, 2082: “…und so es aufm Stadt-Buch verlassen, kann das nicht wieder geloeset werden”; Sternberg, I, 2062: “имеется Verlassung в виде записи в Stadt-Buch, куда записываются и всевозможные условия сделки”. – Сведения из мекленбургских городов не указывают на третий вид соотношения Verlassung к записи, наиболее первобытный, известный другим германским правам, именно, где запись Verlassung имела лишь подчиненное значение и предназначалась лишь для памяти и доказательства совершения Verlassung, которой исключительно принадлежало все значение передаточного акта. См. Mascher 53 стр., Stobbe, 193 стр.

[51]  Neu-Brandenburg, I, 2056: “bey Erlegung des letzten Termins Kauff-Geldos von dem Kaeuffern im Gericht und gehegenden Dinge, die Immeission der erkaufften Güther, durh den Gerichts Procuratoren, offentlich bey dem Richter und Schoepfen gefordern, die der Richter auch Ambts halber, wann zuvorher der Verkaeuffer gefraget worden, ob er von seinen varkaufften Gütern ablaest, und dazu ja gesaget, auch niemandes verhanden, der dawieder Einrede haette, stipulata manu den Kaeuffern würcklich allda in der Gerichtsstelle, in Beyseyn des gantzen Umbstandes thut, und behaelt der Verkaeuffer für solсher gericht­lichen Immission an die verkaufften und tradirten Güther keine andere Gerechtigkeit, den tacitam hypothesam et prioritatem des unbezahlten Kaufgeldes Halber, besage der Rechte, und koennen folgends nach solcher Verlassung die verkauffte und verlassene Güter von niemandes helanget, oder besprochen werden”; Lage, I, 2086: “…so bald jemand etvas verkaeufft, wird mit unsern Wissen und Willen ins Stadt-Buch verzeichnet, und von dem ältesten Bürgermeister verlassen, und was er nach Verkauffung, es sey Acker oder Häuser, vor sich behaelt, wird er billig dabey geschützt”. – Cp. Stobbe, II, 193: Кое-где Auflassung получила квалифицированное значение: право переходило не прямо от отчуждателя к приобретателю, а сначала от отчуждателя к судье, а потом от судьи к приобретателю, как будто имел место судебный процесс, где приобретатель получает право так, как его провозглашает судья. Именно, несмотря на недостатки права у отчуждателя, приобретатель получает беспорочное право и неуязвимое – “rechte Gewere”.

[52] По крайней мере, донесения из некоторых городов сообщают, что в книгу заносились не только передачи собственности, но и разного рода побочные волеопределения сторон, даже факт уплаты цены (Sternberg, I, 2063: “die Verlassung… in das Stadtbuch verzeichnet werde: Wäre es aber das etwa der Kaeuffer eine Bedingung sich vorbehalten wolte, wird solches verschrieben, und darüber gehalten”; Wittenburg, I, 2088; Plau, I, 2096). – Какое название носили книги и как они были организованы, об этом донесения городов дают скудные указания. В донесениях, касающихся Verlassung, книга называется обще-Stadtbuch (Parchim, I, 2052; Sternberg, 2062; Malchim, I, 2058; Brühl, I, 2079; Pentzlin, I, 2082; Lage, I, 2086; Wittenburg, I, 2088; Teteraw, I, 2092; Plau, I, 2095 и др.). Весьма возможно, что в незначительных городах одна общая книга служила для всякого рода записей, а не только для записей, касающихся вотчинного оборота. У Stobbe, II, 562 и след., Macher, гл. 2, мы встречаем случаи таких в полной мере неорганизованных книг, куда записывались самые разнообразные сделки, в хронологическом порядке. И этот беспорядочный вид книги был, по-видимому, правилом в первое время по возникновении их. Но со временем почувствовались неудобства таких книг, особенно в городах с живым оборотом (Mascher, 55), и тогда стали упорядочивать и специализировать книги. Именно – стали заводить особые книги для разных видов сделок: книги для отчуждений собственности, книги для обременений недвижимостей залогами и т.д. (Stobbe, II, 503, Mascher, 55 и след.). Тогда специализировались и названия книг. Так, в Гамбурге велись Erbe-Buch, или libri hereditatum, вотчинная книга, а рядом Rentenbuch, ипотечная книга (Mascher, 53 стр.); в Ростоке также: Erbe-oder Hausbuch, или libri hereditatum, т.е. вотчинная книга, и рядом Pfand – oder Rentenbuch, или liber redditnum et hereditetum obligatarum (см. Mecklenburger Urkundenbuch, I, XLVIII, II, 614 а); в Любеке: Ober-Stadtbuch, Niederstadtbuch и т.д. (Mascher, 55). Рядом с этим предметным делением стали вводить территориальное деление: в Гамбурге – по приходам, в Мюнхене – по кварталам; особенно же развито было территориальное деление в Кельне. – Стали в известной мере добиваться и удобств при осмотре правоотношений по отдельным участкам; для этого заводили алфавитные указатели участков, а в Кельне соединяли в один волюм все акты, относящиеся до отдельных участков, отчего получалась возможность легко осмотреть юридическую судьбу каждого участка за известное время. Наконец, усовершенствовали ведение книг и в том отношении, что стали совершать записи в экстрактивной форме, указывающей лишь сущность правоотношения; так было, например, в Гамбурге (Mascher, 369 и след.). Но все эти успехи совершились в городах, под давлением живого оборота, в провинции же в ср. века книги имели слабое развитие, возникали лишь в интересах верховных собственников, содержали лишь перечень оброчных отношений, имели беспорядочный вид (Stobbe, II, 565).

[53] Parchim, I, 2052; Sternberg I, 2062; Malchin, I, 2068; Brühl, I, 2079; Pentzlin, I, 2082; Lage, I, 2086; Wittenburg, I, 2088; Teteraw, I, 2092; Plau, 2096 и др.

[54] Так рисуют его все донесения мекленбургских городов, кроме Wittenburg.

[55] По праву Wittenburg, I, 2088. Замечательно, что сведения из Wittenburg ничего не говорят ни о рассрочке цены на Jahr und Tag и публикациях о сделке до предъявления ее в суд (как в Plau), ни о троекратном оглашении сделки судом по предъявлении ее в суд, но до заключения ее в суде (как во Friedland, I, 2075). Может быть, мы имеем для Wittenburg третью разновидность публикаций сделки, именно совершаемых после записи сделки в книгу в период, когда сделка подвержена оспоримости (Jahr und Tag). Такая организация вотчинного режима не была редкостью в то время, да и теперь известна некоторым правам. У Stobbe (II, 192, 193) мы находим примеры подобной оспоримости записи для средневекового права; из современных же законодательств этой системы держится австрийское право, которое, кстати замечу, усвоило ее из средневековой организации вотчинного режима богемских Landtafel (ниже).

error: Content is protected !!