Внебрачные дети по Французскому и Итальянскому кодексам

Согласно вышесказанному сначала должна быть речь о способах установления незаконного сыновства. Таких способов два: добровольное признание внебрачного дитяти его родителями и судебное удостоверение происхождения его от данных лиц, или розыск родителей. Таким образом, сначала должны быть рассмотрены постановления о добровольном признании.

Признание (la reconnaissance, il riconoscimento)

В учении о признании первый вопрос, подлежащий разрешению, есть вопрос о том., кто имеет право делать признание.

Ответ должен быть дан такой – конечно, родители; и именно так, что признание, сделанное каждым из них, и порождает юридические последствия только в отношении его; так что признание, сделанное отцом, устанавливает отцовство, а признание, сделанное матерью, устанавливает материнство (Франц. код., ст. 336; Итал., ст. 182).

Акт добровольного признания есть акт личный и притом не отменяемый и не допускающий ни срочности, ни условий. Сверх того, он должен быть результатом воли свободной и не заблуждающейся; он не должен быть вызван ни ошибкой, ни обманом. Не будучи актом договора, (отчего и не требуется согласие признаваемого), он может быть совершаем теми лицами, которые и не располагают общедоговорной дееспособностью, а именно: замужней женщиной без авторизации мужа или суда, малолетним (неэмансипированным) – без согласия опекуна, малолетним эмансипированным – без участия попечителя, лицом, находящимся под надзором семейного совета, – без согласия этого совета.

Каких незаконных детей можно признать своими? Всех, кроме происшедших от прелюбодеяния и кровосмешения (Франц., ст. 335; Итал., ст. 180). Это privilegium odiosum двух последних видов незаконнорожденных оправдывается французскими юристами следующими соображениями. Рождение дитяти, составляющего плод прелюбодеяния или кровосмешения, есть чистое несчастье для нравов. Поэтому не только не следует сохранять какой бы то ни было след существования такого рождения, но было бы желательно изгладить даже всякую память о нем *(57).

Признание может быть сделано даже до рождения ребенка, а по мнению французской судебной практики, и по смерти его, если у умершего осталось потомство. Это мнение основывается на том постановлении закона (ст. 332), которое дозволяет узаконение предполагать наличность признания их (ст. 331). Такое же мнение и итальянских юристов (Prof. D. Gianturco. Istituzioni di diritto civile italiano. 4 ed. Р. 72).

Для действительности признания требуется соблюдение особой предписанной законом формы; именно, по ст. 334 Франц. кодекса и ст. 186 Итальянского признание должно быть сделано посредством публичного акта (acte authentique), если оно не сделано в акте о рождении. Этим требованием закон желает, с одной стороны, обеспечить свободу и искренность признания, а с другой – сообщить ему достоверную дату и дать свойство неотменяемости.

Всякое признание может быть оспорено заинтересованными в том лицами (Франц., ст. 339; Итал., ст. 188). Такими заинтересованными лицами будут: само признанное дитя, его законные родители, лицо, признавшее раньше то же дитя, сам признавший или его родители, или его наследники, наконец, все прочие лица, имущественно заинтересованные (Франц., ст. 339; Итал., ст. 188).

Возможно, что совершенно законное и действительное признание не произведет всего своего действия. Это именно признание, сделанное женатым или замужней, дитяти, родившегося до брака от другого лица, а не от супруга. Такое дитя не будет считаться происшедшим от прелюбодеяния, потому что оно родилось прежде заключения брака; но супруг, чужой по отношению к этому дитяти, мог быть обманут, вступая в брак и полагая, что его супруг не имел добрачных детей. Нельзя допустить, чтобы он, благодаря этой ошибке, терпел лично или его законные дети. Эта цель достигается тем, что такое признание не может причинить вреда ни супругу, ни его детям от брака, т. е. что такое дитя не может пользоваться наследственными правами во вред законным детям. Но это признание оказывает свое действие после прекращения брака, если от него не останется законных детей (Франц., ст. 337; См. Итал., ст. 183).

(La recherche de la paternitй et de la maternitй. – Le indagini sulla paterntб e suila maternitб)

О разыскании родителей

Если вне брака рожденный не будет признан добровольно родителями за свое дитя, то ему остается путем суда установить свое сыновство, что технически называется розыском родителей. К этому способу установления происхождения незаконного дитяти от данных лиц французское, итальянское и другие романские законодательства относятся крайне несочувственно. Разыскание отца вовсе запрещается (Франц., ст. 340; Итал., ст. 189), а разыскание матери обставлено такими процессуальными затруднениями, что на практике почти равняется запрещению.

Какие же соображения привели законодателей к такому строгому решению рассматриваемого вопроса? А вот какие. Законодатели в этом случае рассуждают так: семья есть основа общественного порядка, она – естественная охрана нравов; поэтому законодатель не может относиться благоприятно к незаконным детям как видимому отрицанию семьи. Отсюда лишение их почти всех частных прав, отсюда же и запрещение разыскивать своего отца. Это одна сторона дела, которую имели в виду редакторы Наполеонова кодекса. Но есть еще и другие, не менее существенные. Природа, говорит Биго-Преамене (Bigot Prйameneu), покрыла непроницаемой завесой передачу нашего существования. Брак, прибавляет Дювейрье (Duveyrier), хотя и не дает материального доказательства этой передачи, дает законное предположение отчества. (См. мое иссл. О незаконнорожденных. С. 107).

Из правила, запрещающего розыск отца, сделавшего единственное исключение в том случае, когда ребенок рожден похищенной или изнасилованной, если время похищения или изнасилования совпадает с предполагаемым временем зачатия дитяти; ибо здесь, как говорят французские цивилисты, есть основание, которое делает отцовство вероятным[2].

Французская и итальянская судебная практика создала еще одно исключение (правда, не прямое, а больше косвенное) из правила о запрещении розыска отца. А именно: останавливаясь на общем постановлении, что всякий, виновный в причинении кому-нибудь вреда, обязан вознаградить понесшего вред (Франц., ст. 1382; Итал., ст. 1151), в практике установилось воззрение, что женщина, обольщенная мужчиной, имеет право требовать удовлетворения; надо только, чтобы такой иск не имел никакого отношения к родившемуся от этой связи дитяти; словом, чтобы он не напоминал собой иска о розыске.

Конечно, обыкновенно такого рода иски и предъявляют именно ввиду интересов дитяти, и сама практика допускает их для смягчения, так сказать, закона, воспрещающего розыск. Но это своего рода фарисейство необходимо ввиду категорического предписания закона: розыск отца воспрещается. Dura lex, sed lex.

Разыскание матери допускается, потому что беременность и разрешение от бремени могут быть доказаны без затруднения. Но для доказательства происхождения от данной женщины недостаточно доказать, что она родила тогда, когда родилось внебрачное дитя; надо еще доказать, что она именно его родила: тождество его с родившимся. И то, и другое может быть доказываемо свидетелями; но одних свидетельских показаний недостаточно; надо еще, чтобы были, хотя бы и неформальные, письменные доказательства (commencement de preuve par йcrit, Франц., ст. 341; Итал., ст. 190).

Это требование вызывается желанием обеспечить семью от возбуждения процессов неосновательных, имеющих целью вызывать только скандал.

И в этом отношении дети от прелюбодеяния и кровосмешения пользуются privilegium odiosum: разыскание отца и матери, не исключая и случая похищения, им совершенно запрещено (Франц., ст. 342; Итал., ст. 180) по той же причине, что и добровольное признание, имеющее здесь приложение a fortiori.

Таковы способы установления незаконного сыновства по кодексам романских народов.

Права внебрачных детей

Теперь посмотрим, какие же права предоставляют эти кодексы внебрачным детям.

Признание (все равно – добровольное или принудительное) устанавливает родственную связь между внебрачным сыном или дочерью и признавшими его родителями. Но незаконные дети не входят в семью своих родителей. В этом разница между ними и законными детьми, в этом сказывается покровительство законному рождению.

Вследствие такого чисто личного отношения незаконного дитяти к признавшему его отцу или матери оно не имеет никаких прав по отношению к родственникам, как отцовской, так и материнской линии (Франц., ст. 757; Итал., ст. 749).

Что касается родителей, то признанные ими дети поступают под их власть. Правда, что закон прямо не говорит о таком подчинении внебрачных детей родительской власти, но он говорит о праве родителей принимать по отношению к этим детям такие же исправительные меры, как и по отношению к детям законным (Франц., ст. 383). Отсюда заключают, что это право дает закон родителям потому, что он предоставляет им родительскую власть. Конечно, эта власть принадлежит тому родителю, который признал незаконное дитя своим, а если признали оба, то отцу, как главе семьи. В силу этой власти родители имеют право:

1) Воспитания внебрачного дитяти и надзора над ним. Эти права вытекают из положительно данного права исправления. Последнее дано именно ввиду воспитания, которое есть столько же право, сколько обязанность для родителей, а воспитание требует надзора.

2) Исправления. Какого рода исправительные меры позволяет закон применять родителям по отношению к своим детям (законным и незаконным), об этом была речь раньше.

Как мы видели, в такой решительной форме допускает исправительные меры только кодекс Французский: кодекс Итальянский, признавая тоже возможность отдачи неблагонравного сына в исправительное заведение, не дает таких широких и резко выраженных полномочий отцу (Итал., ст. 222, 223), а по мнению итальянских ученых, незаконному родителю принадлежат только опекунские права по отношению к признанному им незаконному дитяти (184), так как прямого закона, допускающего родительскую власть над незаконными детьми, не существует: впрочем, в силу своей власти опекуны имеют права почти те же, что и в силу отеческой власти[3].

3)Давать или не давать разрешение на брак (Франц., ст. 148 и след.; Итал., ст. 63 и след.).

Но ни права пользования, ни права управления детским имуществом незаконные родители не имеют.


Независимо от прав и обязанностей незаконного дитяти, вытекающих из родительской власти, есть еще права, не зависящие от этой власти. Сюда принадлежит право вне брака рожденного дитяти на имя признавшего его родителя, а если признали оба, – то на имя отца (Итал., ст. 185). Текста французского закона, подкрепляющего это право дитяти, нет, но оно единодушно признается учеными и практиками как вернейшее средство определить сыновство незаконного дитяти. Это право – исконный обычай[4].

а) Права алиментарные (права на содержание)

Нет текста закона (во Французском кодексе) и относительно другого весьма важного права незаконных детей – права на алименты. Но это право общепризнано практикой и теорией на том основании, что закон предоставляет алименты худшему, так сказать, виду незаконных детей – детям, происшедшим от прелюбодеяния и кровосмешения (ст. 762), к которым закон относится особенно неблагосклонно. A fortiori, следовательно, это право принадлежит обыкновенным незаконным детям[5]. Алименты обнимают все необходимое для жизни: пищу, одежду, жилище. Воспитание, составляющее, как мы видели, тоже обязанность родителей по отношению к незаконным детям, есть нечто большее алиментов: оно уже предполагает их, алименты даются сообразно со степенью нужды получающего их и со средствами дающего (ст. 763).

Итальянский закон и здесь дополняет французский. Он говорит: родитель должен дать содержание, воспитание и образование своему незаконному сыну и приготовить его к известной профессии, а в случае нужды доставлять и впоследствии алименты, если у него нет ни супруга, ни нисходящих, которые могли бы ему помочь (ст. 186). Равно он должен доставлять алименты нисходящим раньше умершего незаконного сына, если их мать или ее родители не имеют средств (ст. 187).

Количество средств содержания определяется в известной денежной сумме. Впрочем, закон предусматривает случай, когда в алименты засчитываются раньше понесенные на содержание внебрачного дитяти издержки: именно, если отец или мать дитяти, происшедшего от прелюбодеяния или кровосмешения, выучили его какому-нибудь ремеслу или обеспечили ему содержание при жизни, то после их смерти дитя не может предъявить претензии к их наследству (Франц., ст. 764). Само собою разумеется, что статья эта должна иметь приложение и к простым незаконным детям.

Алиментарная обязанность как долг переходит на наследников родителей (Франц., ст. 763, 764).

По мнению французской судебной практики (прямого закона нет), алиментарная обязанность признается взаимно (Demolombe. Cours, IV 19, 20), а по итальянскому закону незаконные сын или дочь обязаны доставлять алименты своему родителю, если последний не имеет ни законных нисходящих, ни супруга, которые были бы в состоянии помочь ему (ст. 187).

б) Права наследственные

Древнее французское право отказывало незаконным детям в наследственных правах. Общим правилом его было положение: enfants bastards ne succedent. Революционное законодательство круто повернуло от этого принципа в противоположную сторону, уравняв незаконных детей с законными. Таким образом, дореволюционное законодательство интересы дитяти приносило в жертву интересам общественного порядка; законы революционные, наоборот, жертвовали интересами общественными из-за интересов дитяти. Кодекс Наполеона явился примирителем этих крайностей, избрав средний путь.

Основные положения этого кодекса в рассматриваемом вопросе следующие: “Незаконные дети не наследники. Закон дает им право на имущество их умершего отца или матери, если они были признаны последними. Закон не дает им никакого права на имущество родственников отца или матери” (ст. 756). Отсюда вытекают три важные следствия: первое – только признанные дети призывают к наследованию – правило, принятое и Итальянским кодексом (ст. 743). Второе – право наследования не дает дальше родителей незаконного дитяти (то же и в Итальянском кодексе, ст. 749). Третье – незаконное дитя не наследник, а так называемый исключительный преемник (successeur irregulier[6]). Разница между этими обоими видами наследников заключается в том, что первые вступают во владение наследством в силу самого закона, а вторые могут требовать его через посредство суда. Привилегия, предоставляемая первым, есть следствие их законного родства – связи легальной и несомненной, чего недостает детям незаконным.

Незаконное дитя призывается к наследованию во всех признаваемых Французским кодексом трех классах наследников; но мера участия его в наследстве неодинакова, смотря по тому, с кем ему приходится наследовать: чем ближе законный родственник к родителю-наследодателю, тем меньше доля незаконного дитяти. Итак, наследуя в первом классе, т. е. вместе с законными нисходящими наследодателя, оно получает 1/3 того, что ему следовало бы, будь оно законным; наследуя вместе с восходящими наследодателя или же с его братьями или сестрами, но не с их нисходящими, оно получает 1/2 доли законного дитяти; наследуя с прочими боковыми родственниками наследодателя (но не братьями и сестрами) до 12 ст. – 3/4 доли законного дитяти (ст. 757), а, по толкованию юристов, вообще всем незаконным детям, сколько бы их ни было, дается 3/4, и только за отсутствием законных родственников в наследоспособной степени, оно может получить все наследство своего родителя (ст. 758).

Итальянский закон в этом отношении щедрее французского. При наследовании незаконного дитяти совместно с законными нисходящими родителя оно имеет право на 1/2 доли законного дитяти (причем его сонаследникам предоставляется право заплатить ему деньгами или другими наследственными имуществами по справедливой оценке – ст. 744); при наследовании во втором классе, т. е. совместно с восходящими или с супругом умершего – 1/3 достается восходящим или супругу, а 2/3 – внебрачному дитяти; если же с ним наследуют одновременно и восходящие, и супруг наследодателя, то восходящие получают 1/3 – 4/12, супруг – 1/4 – 3/12, остальное, т. е. 5/12, получает внебрачное дитя (ст. 745). За отсутствием нисходящих, восходящих и супруга незаконные дети устраняют от наследства всех прочих родственников, в том случае и братьев умершего (ст. 747).

Если вне брака рожденный получил дарственно что-либо при жизни своих родителей, то полученное им идет в зачет следуемого ему по закону (Франц., ст. 760; Итал., ст. 746), так как ни путем дара, ни путем завещания он не может получить от своих родителей более того, что ему причитается по закону (Франц., ст. 908). Но его могут заставить удовлетвориться даже половиной следуемого ему по закону, если родители выдали при жизни эту половину, выразив, что только этим они желали наделить свое незаконное дитя (Франц., ст. 761).

Постановление это имеет целью устранить от участия в разделе наследства ненавистного для законных наследников кредитора и вместе с тем дать родителям средство удерживать своих незаконных детей в обязанностях сыновнего почтения, имея возможность сократить их наследственные права (Laurent. Principes de droit civil. Т. IX. Р. 158).

Дети от прелюбодеяния и кровосмешения лишены наследственных прав в собственном смысле. Они имеют право только на алименты из наследства своих родителей. Впрочем, и право на эти последние может быть предоставлено им только в исключительных случаях, так как оно предполагает установление незаконного сыновства; между тем признание, а тем более розыск родителей по отношению к незаконным детям этого рода вообще немыслимы.

Всякое право на алименты для этих детей исчезает, если родители при жизни своей обучили их какому-нибудь ремеслу или обеспечили им алименты (Франц., ст. 762-764).

По Итальянскому кодексу дети от прелюбодеяния и кровосмешения точно так же лишены наследственных прав после своих родителей (ст. 180, 743), но, как и по французскому закону, они сохраняют право на алименты (ст. 752).

Таков порядок наследования незаконных детей.

В свою очередь, после них наследство переходит в такой последовательности: 1) их законным нисходящим в качестве наследников; 2) их незаконным детям (как succ. irregul.) совместно с законными, если такие есть, по общим правилам (ст. 757); 3) их незаконным родителям; 4) их братьям и сестрам (ст. 765, 766).

По Итальянскому кодексу наследство достается: 1) нисходящим; 2) супругу пополам с родителями, а если нет ни нисходящих, ни супруга, – родителю, признавшему вне брака рожденного (ст. 750, 751).

Новый французский закон (25-28 марта 1896 г.) о наследовании внебрачных детей.

Изложенные выше постановления о наследовании незаконных детей оставались без изменения со дня обнародования действующего Французского кодекса до 25-28 марта 1896 г.

Еще с 1888 г. некоторые депутаты стали входить в Палату с предложениями изменить законы о наследовании внебрачных детей. Но предложения эти не имели успеха до марта 1896 г., когда состоялся новый закон. Закон этот касается не только наследования по закону, но также и по завещанию, а равно и дарственных распоряжений как тесно связанных друг с другом.

Постановления, внесенные новым законом в кодекс, в трех отношениях изменяют положение вне брака рожденного: 1) сообщают ему качества наследника; 2) увеличивают размер его наследственной части; 3) признают за ним право на законную наследственную долю (reserve) и право на получение от родителей чего-либо по завещанию сверх полученного по закону.

Эта реформа явилась как результат сознания неудовлетворительности действующего законодательства в рассматриваемом вопросе. По мнению предложивших новый закон депутатов, составители кодекса старались достичь одновременно двух целей: проявить свое благоволение к внебрачным детям и вместе с тем сохранить полное уважение к семье. Поэтому кодекс, с одной стороны, наделяет незаконное дитя правами, но с другой – в то же время подвергает эти права таким стеснениям, что в результате налагает на него неизгладимое пятно. К этим основным недостаткам присоединяются изъяны формальные: пропуски, темнота и несвязность постановлений. Недостатки закона старались восполнить практика и наука, но недостатки эти столь велики, что без участия законодателя исправить их нельзя.

Так, вне брака рожденный лишен прав наследника – что предоставляет закон самому отдаленному родственнику; так, в то время, как лицу совершенно чужому может быть отказано собственником все имущество его, раз у него нет наследников-законнодольщиков, он не может этого сделать в пользу своего незаконного, хотя бы и признанного, дитяти. Заслуживает внимания, что всем этим законодатель думал уменьшить появление обделенных законом внебрачных детей; но на деле вышло иначе: родители стали воздерживаться признавать незаконных детей своими, чтобы только иметь возможность передать им завещательно то, что они имеют право передать лицу совершенно чужому.

Противопоставить этому злу французские представительные собрания решили вышеуказанные средства. Предложение возвратиться к революционному законодательству в смысле приравнения незаконных детей к законным в области наследования не встретило поддержки. Было признано, что против такого приравнения говорят интересы семьи и общественного порядка.

Обратимся теперь к содержанию нового закона.

Незаконные дети, как было указано уже, признаны настоящими наследниками своих родителей, и, следовательно, они совершенно самостоятельно и независимо от других наследников получают причитающуюся им долю (ст. 724 и 756 в новой ред.).

Что касается самих наследственных прав, то они расширены в двояком отношении: увеличена наследственная доля и оказано внебрачным детям предпочтение перед другими наследниками.

Так, при наследовании вне брака рожденного совместно с законными нисходящими наследодателя первый имеет право на 1/2 того, что он мог бы получить, будь он в браке рожденным (ст. 758 нов. ред., по прежнему закону – только 1/3). При наследовании с восходящими или братьями, или сестрами наследодателя, или нисходящими последних он получает 1/3 следуемого законнорожденному (ст. 759 нов. ред., по прежнему закону – 1/2). При отсутствии вышеперечисленных родственников вне брака рожденный имеет право на все наследство (ст. 760 нов. ред.), что принадлежало ему по старому закону, лишь при отсутствии родственника в наследоспособной (т. е. до 12-й) степени.

Таким образом, новый французский закон в этом случае приблизился к итальянскому с тем различием, что последний еще более снисходителен по отношению к вне брака рожденному, так как он призывает его ко всему наследству, за отсутствием нисходящих, восходящих и супруга наследодателя.

Другое существенное улучшение – это отмена закона, воспрещающего завещать что-либо внебрачным детям сверх следуемого им по закону. Запрет остался лишь относительно дарений, а полностью (и относительно завещаний, и относительно дарений) сохранился для детей от прелюбодеяния и кровосмешения. Но и допуская эту льготу, закон позаботился, чтобы вне брака рожденный не оказался в лучшем положении, нежели законнорожденный. Поэтому, если одновременно с ним будет завещано что-либо и в пользу законных детей, то доля незаконного дитяти никоим образом не должна превышать доли законного дитяти (ст. 908 нов. ред.).

Третье существенное улучшение – это предоставление внебрачным детям права на так называемую законную наследственную долю (la reserve).

Эта законная доля представляет собой определенную часть той законной доли, которая причиталась бы вне брака рожденному, будь он законным сыном или дочерью. Эта часть вычисляется, наблюдая отношение между долей, следуемой вне брака рожденному по праву наследования, и долей, которую он мог бы получить в этом же случае, будь он законнорожденный (ст. 913, § 2 нов. ред.). Например, если после наследодателя осталось одно законное и одно незаконное дитя, то последнее (предполагая и его законным) имело бы право на reserve в размере 1/3 (ст. 913, прежн. ред.); но так как вне брака рожденный, наследуя совместно с законнорожденным нисходящим, имеет право лишь на 1/2 доли последнего (ст. 758 нов. ред.), то и reserve его будет равняться половине трети, т. е. 1/6 наследства. При двух законных детях reserve его, будь оно законнорожденным, равнялся бы 1/4; но так как он вне брака рожденный, то reserve будет равняться лишь половине четверти, т. е. 1/8, и т. д.

Наконец, этой новеллой определена точно законная доля внебрачных детей в том случае, когда они наследуют одновременно с восходящими, а именно: в таких случаях завещатель может свободно распорядиться 1/2 своего имущества, если у него остается одно незаконное дитя; 1/3 – если два; 1/4 – если более двух. Остальное распределяется между восходящими и незаконными детьми так: восходящим предоставляется 1/8 наследства в качестве законной доли, а остальное идет незаконным детям (ст. 915 нов. ред.).

Таким образом, не изменяя принципиально постановлений о внебрачных детях, новый закон внес существенные поправки в их наследственные права.


Узаконение

Действующее французское законодательство знает один только вид узаконения – через последующий брак родителей (ст. 331). Оно предполагает предварительное признание (добровольное или судебное), сделанное до брака или при заключении брака, а потому немыслимо для детей, происшедших от прелюбодеяния или кровосмешения. Узаконение возможно не только в пользу самого внебрачного дитяти, но и его законных нисходящих, если он умер до брака своих родителей (ст. 332). Оно наступает ipso jure без ходатайства об этом родителей. Узаконенные дети приравниваются к законным с момента узаконения, т. е. брака родителей.

Итальянское уложение знает два вида узаконения: через последующий брак и через рескрипт государя.

Первое требует тех же условий и влечет те же последствия, как и по французскому праву (ст. 194-197).

Узаконение через рескрипт монарха предполагает:

1) ходатайство одного родителя или обоих;

2) отсутствие законных или узаконенных детей и их потомства;

3) невозможность узаконения через последующий брак;

4) согласие другого супруга на узаконение.

Это узаконение производит то же действие, что и узаконение через последующий брак, но лишь со дня состоявшегося рескрипта (ст. 198-201).


[1] Слова Lahari в его рапорте трибунату. См. Laurent. Principes de droit civil. Т. I. V. С. 206.

[2] Статья 340 Франц. кодекса говорит только о похищении, но практика распространила исключение и на изнасилование, считая это последнее моментальным похищением. Итал. Кодекс, напротив, упоминает об обоих видах этого преступления, ст. 189. См. Colmet de Santerre. Manuel йlйmtntaire de droit civil. I. 134.

[3] Prof. Fr. Triaca. Elementi di diritto civile. Р. 262, 262; Gifanturco. Вышепр. соч. С. 7.

[4] Demolombe V. Cours de Code Napoleon. Р. 612, 613.

[5] Laurent. Cours elementaire de droit civil. Т. I. Р. 294.

[6] Итальянский кодекс этого различия не знает: по его постановлениям и незаконные дети – наследники, ст. 743 и след.

error: Content is protected !!